Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Радислав Гандапас. Я — железный биоробот. Интервью (страница 1)

гандапасРадислав Гандапас чем-то похож на Маяковского: высокий, лысый, мужественный. Только Маяковский — личность трагическая, Гандапас — успешная. Он умеет включать неотразимую улыбку, переходящую в глубокую серьезность или холодную рассудительность. Он может быть философом и лицедеем. У российского бизнес-тренера №1 есть ответы на все вопросы. Хотя на один вопрос за время своей карьеры Радислав все-таки не ответил. С мэтром ораторского искусства мы поговорили о ситуации, когда он «потерял лицо», об изживании темы секса, любви, литературе и животных

ЭТОТ ХАРИЗМАТИЧНЫЙ КАРЛСОН

— Радислав, я прочитала одну из ваших последних публикаций и удивилась. Почему именно Карлсона вы видите в качестве харизматичного лидера? Почему, скажем, не Чебурашку?

— Нет влияния, нет и харизмы. Малыш подчиняется Карлсону беспрекословно. Он находится в полной власти нового друга. Карлсон предлагает мальчику заведомо неприемлемые модели поведения — шалить и врать. Но Малыш это делает. А как Карлсону подчиняется фрекен Бок, бывшая поначалу лидером?

— По-моему, это просто мужское обаяние.

— Харизма и обаяние — где граница?

— Зачем тогда так много рассуждать о харизме, когда есть всем понятные качества: обаяние, красноречие, талант руководителя?

— Да, но это понятия не тождественные. Хороший харизматик обаятелен, даже если не симпатичен. Он может быть талантливым руководителем, а может им и не быть. Зато он будет идейным руководителем. Он вдохновитель. У него другая функция.

— Получается, харизматик может быть отталкивающим внешне?

— Уродство только помогает. Красивость вызывает другие чувства. Она зачастую мешает. Давайте вспомним «Служебный роман». Там есть такой красивый персонаж Самохвалов. Он красив, элегантен, у него хорошая машина. Сможет ли он быть харизматичным? Нет. Харизматична руководитель этого статистического управления, героиня Алисы Фрейндлих — женщина властная и некрасивая. Как только она становится привлекательной, тут же теряет шансы на власть.

— Почему?

— Есть такой социальный стереотип: либо красивый, либо умный. Ослепительная блондинка с роскошными формами, цокающая каблучками, вряд ли окажется кандидатом наук.

— А может и оказаться.

— Да, сейчас масса таких примеров. С виду женщина такая девочка-припевочка, а на самом деле ворочает огромными деньгами, управляет большим коллективом. Визуальный образ не совпадает с сущностью. Но все равно этот стереотип — либо красив, либо умен — жив.

— А вы к какому типу себя относите?

— Я исключение: красивый, влиятельный и харизматичный.

— Что, серьезно так высоко себя оцениваете?

— Каждый человек должен относиться к себе здраво и трезво. Заносчивость также вредна, как и излишняя скромность. Под скромностью я понимаю не отсутствие бахвальства, а низкую самооценку. Чем больше вы убеждены, что вы — гений, способный, влиятельный человек, тем меньше это демонстрируете. Если у вас есть ресурсы и внутренняя сила, зачем с этим бегать и всем совать под нос.

— А вы как прошли через искушение популярностью?

— Я дважды получил громкий титул «Лучший в профессии». Первый раз это была большая радость. В то время я не был лучшим в профессии. Но стал более известен, чем другие. Может быть, показывал хорошую динамику роста. Получив этот титул во второй раз, я ничего не почувствовал, внутри ничего не дрогнуло. Премии нужны тем, кто не пре- спел. Как спортсмену нужны медали для того, чтобы он лучше бегал, дальше прыгал. Если в мире тебе нет равных, в наградах ты не нуждаешься.

— За счет чего состоялся ваш первый успех: за счет обаяния, таланта, стечения обстоятельств?

— Из-за самоотречения, полной концентрации на своем деле и сложной ситуации, из которой я вылезал.

— А в чем было ваше самоотречение?

— Мало ел, мало спал. Встретил два Новых года в абсолютном одиночестве: мне некого было позвать. Я настолько был сконцентрирован на том, что делал, что не было времени и сил поддерживать дружеские и любовные отношения.

— Странно. На чем бы я ни была сконцентрирована, всегда найду минутку пообщаться с подругой.

— У вас степень концентрации — 80 процентов, а у меня — 100.

— Просто вы — мужчина, я — женщина. Знаете, что меня смущает в ваших теориях? Вы рассматриваете человека, как некоего робота, который постоянно должен ставить себе цели, постоянно их добиваться и идти к следующим. От такой запрограммированности на успех свихнуться можно.

— Начнем с вашего первого тезиса — человек-робот. Может ли робот сам себе ставить цели? Нет. Может ли робот свихнуться? Нет. Это может только человек. Ставить себе цель способны очень немногие. Порядка двух процентов людей. Все остальные достигают целей, которые им ставят другие. Они не в состоянии построить свой жизненный путь. Разве это хорошо? Вот кажется человеку: я не робот, живу спонтанно. А что от такой спонтанности получается?

— Нормально все получается. Я пришла к выводу, что самое мудрое — плыть по течению. Ничего сильно не хотеть. А случай тебе все равно представится. Приплывет по реке. И наоборот: чем сильнее хочешь, тем меньше добиваешься.

— Как вы думаете, случай предоставляется всем или только тем, кто ничего не делает? Случаев у всех — масса. Вот стоит симпатичная девушка. Я могу подойти к ней, по- знакомиться с ней и обрести счастье. А могу и не подойти. Воспользоваться случаем — это тоже действие. Но если у меня нет задачи построения счастливого будущего, чего мне знакомиться-то? Если нет желания провести ночь в любовных ласках, зачем огород городить? Главное — действие. Бывает и так: есть цель, но нет действия. Я вовсе не сторонник этого. Я писал о неврозе цели. Сегодня люди ложно понимают наши тезисы. Они сидят и без конца формулируют некие социалистические планы. Это абсурд. Но человек без видения будущего не может существовать. Нужен план или мечта. Представление о том, куда идет. Жизненная энергия пробуждается только тогда, когда есть представление — для чего она нужна. Свою вольфрамовую нить Эдисон придумал быстро, но идея не впрыгнула ему в голову ни с того ни с сего. Он долго, планомерно шел к этой цели.

— К тебе что-то приходит, когда ты для этого от-
крыт?

— Скорее, не открыт, а созрел. Я приехал из маленького городка в Москву, где у меня не было ни близких, ни знакомых. Ни стартового капитала, ни имени. Не поверите, но я совершенно не представлял, чем буду заниматься. Зато понимал: мое время пришло и нужно что-то делать. А мог бы до сих пор сидеть на пляже и ждать, пока представится случай.

— Первое, что вы сделали в Москве?

— Я сделал свой сайт. Не экономил на этом денег. Если ты не сделаешь этого сейчас, — не отожмешься от пола, не бросишь сигарету — не сделаешь этого никогда. Когда приходил на встречу, у меня была визитная кар- точка. Люди могли зайти на сайт и получить всю информацию. Мой сайт был гораздо лучше, чем я. Второе, что сделал — стал стучаться во все двери. Я отправил 600 электронных писем и получил шесть ответов. Если б написал 200 писем, мне бы не ответил никто, и я бы подумал: жизнь не дала мне шанса. Ни в одном из этих мест не дошло до дела. Но, благодаря этим встречам, я понял рынок, его интересы и потребности. После чего я прицельно и осознанно пошел в две организации. Мне открыли и там, и там. Сложилось сотрудничество, но мне нужно было быстро и много. Как Остапу Бендеру, который говорил: «Мне нужен миллион». Я ушел с «галер» и начал свое дело.__

КОНЬ, КОТОРОГО НА СКАКУ НЕ ОСТАНОВИШЬ

— Вы сами подошли к следующему вопросу: с каким литературным героем вы себя ассоциируете?

— Невозможно сравнивать себя с одним литературным героем. Потому что на разных этапах пути человек меняется. Я меняю разные образы, проживаю разные главы. На каком-то этапе своей жизни я был Остапом Бендером. Шел ва банк, производил впечатление человека, которым *-не являлся и в известной степени был аферистом. Обещал людям то, чего не мог дать. Но потом быстро нарабатывал и отдавал обещанное. В какие-то периоды моей жизни я был князем Мышкиным, в другие — Пьером Безуховым.

— Но с Пьером Безуховым вы как-то не вяжетесь. Он неуклюжий, трогательный недотепа…

— А почему вы думаете, что я не такой? Я часто бы ваю недотепой, непрактичным, фантастически ленивым. Способность самоорганизации у меня очень низкая. Мне всякий раз приходится себя дисциплинировать и заставлять делать то, что нужно. Ко мне на электронный ящик приходят сто писем в день. И я на каждое отвечаю. Можно сойти с ума, но я думаю: вдруг именно я стану той бутылкой с посланием, которая перевернет человеку жизнь, заставить его действовать? А ведь я ленив, хочу смотреть кино, читать книжки.

— И когда вы это себе сможете позволить?

comments powered by HyperComments

Навигация

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти