Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Варвара.Летала да пела. Эксклюзивное интервью.

6h
Самые удивительные для меня открытия — это люди.. Открывая для себя нового человека, открываешь целый мир. Мир этой женщины — яркий,, многоголосный, вобравший в себя все разнообразие музыкальных культур — от русской до арабской.
Теперь я знаю, заслуженную артистку России Варвару на самом деле зовут Елена Сусова. У нее четверо детей и доброе сердце, которое не дает ей жить только «для себя» — приехав в Иркутск, Варвара не ограничилась выступлением. Она съездила к детям, оставшимся без попечения родителей, и устроила им небольшой концерт. Они пели друг другу — Варвара и дети.. Не знаю, будут ли помнить об этом эпизоде ребятишки, когда вырастут. Но это и неважно. Важно, что сегодня и сейчас с ними поделились частичкой добра и любви

Вы для своих родных и близких людей Варвара или все-таки Еле­на?

У меня дочка Варвара, поэтому дома я «мама» и «Лена». Варя у нас есть уже!

Глядя на ваши длинные роскошные волосы, вспоминаю фильм «Варвара-краса длинная коса». Когда вы выбирали себе творческий псевдоним, что вас на это подвигло, случайно, не фильм?

О, это один из моих любимых фильмов, потому что я как раз воспитыва­лась на этих сказках, очень хорошо их знаю — и «Морозко», и «Варвара-кра­са». Но не фильм сыграл роль. Это имя со мной с самого детства: и подруга у меня была Варвара, и троюродная сестра… Как мне исполнилось лет 7-8, я уже себя представляла Варварой.

Так или иначе, это ваше, пусть сценическое, но второе имя. Гово­рят, имя меняет судьбу, характер…

Да, знаете, характер поменялся. «Елена» — мягкая. «Варвара» — гораздо жестче, сильнее.

А как сложился образ певицы Варвары и репертуар?

Я всю жизнь увлекалась русским фольклором, этносом — и посещала, наверное, все народные кружки, которые у нас были в городе,. В том числе и хор, и ансамбль народного танца. Всё, что связано с этническим искусством, с фольклором и, может быть, даже где-то с историей, с какой-то языческой историей — это всё можно найти у меня в программе. Там не только русские народные — там есть и песни в современных обработках и на разных языках, в основном — на древних. Таких как гэльский, древне-шведский, фарси, ста­ро-армянский. Если приедем в Иркутск еще раз, мы вас обязательно позовем на этот концерт, он будет совершенно не похожим на тот, что презентуют другие артисты. Он такой акустический, этнический — и, главное, при всём при этом есть еще и яркое шоу, то, что доходит до зрителя.

Это правда, что вы поступили в Гнесинку без специальной под­готовки? Как и Фрося Бурлакова из фильма «Приходите завтра», при­шла — спела — победила?

Я даже песню ее пою — «Вдоль по Питерской», есть она у меня в реперту­аре!.. Мне легко было, потому что я уже была подготовлена. Всё, что накапли­вается у ребенка в детстве, в какой-то момент перерастает в профессию. А я, помимо всех творческих кружков, ходила в музыкальную школу с шести лет, играла на аккордеоне — трофейный был аккордеон Вальтмейстер, дедушка его привез с войны.
Это — сказка, что можно прийти в институт с улицы и поступить. Есте­ственно, я готовилась! Я подобрала себе программу, и она очень понравилась режиссеру — Матвею Ошеровскому. У этого режиссера, который считался самым мощным на то время, я прошла уже такую школу, с которой мне по­том и в жизни было легко, и на сцене.

А почему вы все-таки не стали артисткой музыкального театра, вас же приглашали в оперетту?

Рамки! Они всегда меня очень пугали. Вот эти вот режиссерские рамки, которые существуют в любом театре. Я хотела «свободного полета», что, в принципе, тяжелее. Потому что если бы я стала опереточной артисткой, я бы пела, максимум, пять арий. Но мне это скучно. Хочется развиваться в разные стороны. Я в своем репертуаре принимаю полное участие. От выбора песни до всей аранжировки и студийной записи, потом переходя на костюмы, на сценический образ той или иной песни и заканчивая клипом. Мне нравится придумывать. Я, наверное, в душе режиссер, поэтому хочется, чтобы моя душа проходила сквозным действием через весь спектакль, который сама себе по­ставила.

Вы ощущаете себя русской певицей или певи­цей мира, в творчестве которой сплав чуть ли не всех музыкальных традиций?7h

Все-таки я русская певица, хотя гастроли у меня проходят не только в России. Очень часто мы ездим в Восточную и Северную Европу, в основном, конечно, это Сербия и Черногория, Турция, Греция, Италия. Очень интересные страны. Но! Я все-таки русская певица. Не фольклорная, нет, скорее, эстрадная, но с элементами русского фольклора и с этническими нотами разных стран. Знаете, туда, куда я приезжаю — в Северную Шотландию, в Бельгию, Фландрию… — у меня такое ощущение, что я там жила в прошлой жизни. Хожу по этим замкам, разговариваю с местными жителями, мне все интересно. Я взяла себе за правило: отовсюду приво­жу с собой песни и интересуюсь, прежде всего, историей языков.

Вы гордитесь тем, что в этой жизни родились не где-нибудь, а именно в России?

Да, конечно, конечно! У нас уникальнейшие культура, история, которую можно рассказывать в других странах, когда мы туда приезжаем. Меня, когда я рассказываю, распирает от гордости, я просто растворяюсь в нашей России — так я ее люблю.

Вопрос из разряда «кому на Руси жить хорошо»: комфортно ли жить вам здесь?

Я знаю, что в России, когда человек хочет работать — он работает и зарабатывает. А когда он находит при­чины, чтобы не работать, он, естественно, превращается или в алкоголика, или в тунеядца, или в альфонса. Я люблю свою Россию со всем ее трудностями и пробле­мами. Я никогда эту страну не покину, не променяю ни на какую другую. У меня был опыт работы и в Араб­ских Эмиратах, и в Штатах, и в Турции, и в Греции по несколько месяцев. Я не хочу обсуждать другие страны, но у них нет такой души, как у нас в России. Просто та же Америка в силу своей ментальности — очень чужая страна. Они настолько защищены всеми своими закона­ми, но у них маленькая проблема — и они не знают, как ее решить! А мы знаем. У нас мороз минус 40, а нам все нипочем.

Вы сегодня пели на морозе…

Абсолютно нормально! Сердца слушателей согревали меня! Не холодно!

Был непростой этап в вашей жизни, вы разве­лись с первым мужем, у вас маленький ребенок, и вы поехали по контракту в Арабские Эмираты.

Это была такая жизненная школа, а потом — про­жить полтора года в арабской стране — это вообще надо умудриться! Потому что Арабские Эмираты в 90-е годы — это совсем не те, что сейчас — туристическая зона… Тогда там практически не было русских. Ко мне в магазине подошел один дедушка на второй день пребывания — я стояла в футболке с закрытым рукавом — и сказал: «В нашей стране так не ходят!» Я получила такой урок! Дело было даже не в одежде. Надо было смириться и понимать культуру страны. И по­скольку я там жила долго, первые три месяца было очень тяжело, я плакала, постоянно хотела домой, но понимала, что мне нужно остаться и отрабо­тать контракт. Я поняла, что восточный мир тоже очень интересный. И откуда у меня все эти песни и всё знание арабской культуры — наверное, оттуда.
Я начала увлекаться востоком и поняла, что самый настоящий фольклор арабский идет из Египта. И самый правильный арабский язык — в Египте. Я недавно ездила туда отдыхать. Мне очень нравится, как они рисуют на папирусе. Мне нужно было побеседовать с ними, пого­ворить, чтобы не покупать то, что обычно берут туристы. Они даже сразу отметили: «У вас такой вкус, такое ощу­щение, что вы знаете, как мы это всё делаем». Я отличала ручную работу сразу же! Мы с ними разговорились, очень интересный был разговор, про культуру, про Вос­ток. Моя дочка стояла с открытым ртом: «Мама, откуда ты всё это знаешь?!» Ну, и апофеоз этого всего был, когда я под нос себе зашептала песню на арабском языке — 50% скидки мне было обеспечено! Мне не нужна была скидка, просто смешно было, да и дочь рядом стояла.

Один из ваших клипов тоже снимался на вос­токе.

В Марокко. Это была целая история, как у нас не пропускали камеру, как застряла она в аэропорту, как мы с ней ночевали. Мучение! А арт-директор поехал еще раньше осматривать натуру, и они там попали в та­кие приключения! В общем, каждый клип мой — это це­лый отрезок жизни. Как мы снимали клип на Валааме. Разрешение на съемки нам дал батюшка, и мы снимали там, где вообще нетронутые, святые места, скиты.

Мне кажется, что вам не хватает полноценной роли в каком-нибудь фильме, может быть, историческом.

Знаете, вы так угадали мою мечту! Правда, мне никто этого не предлагал. В сериалах я сниматься не хочу, нет интереса никакого, а вот в какой-то исторической саге я бы снялась, например, в роли Ярославны.

Варвара, есть вопросы, которые журналиста всегда очень выручают, особенно, когда на ин­тервью отпущено так мало времени, как сегодня. С кем вы себя ассоциируете? Если животное, то какое?

Я Львица. И по знаку зодиака, и по характеру — ти­пичная львица-мать четырех детей, которая своей лапой подгребла всю свою семью, родственников, знакомых, близких — это моё, и я всё это оберегаю.

Вы живете все вместе с детьми мужа: ваших двое, его двое?

Да.

Это редкое явление, когда дети остаются с от­цом.

Нет, они могут уезжать и к маме, но, в основном, они с нами находятся. Они сделали свой выбор и живут у нас в доме, и я, в общем-то, счастлива, потому что ребята очень хорошие. Мы с ними дружим.

Продолжим ассоциации. Если это стихия?

Огонь. Взрывной характер я стараюсь в себе гасить. В силу какой-то мудрости, возраста я не показываю какие- то свои эмоции. Но у меня внутри такой бывает огонь, что с ним иногда сложно справиться!

А сказочное существо? Или мифическое? Вы сказали про огонь, я подумала про феникса. Он сгорал и возрождался. Вы — феникс?

Да, наверное, похоже. «Светя другим, сгораю сам».

Какая вы птица?

Наверное, ласточка, потому что все-таки у нее гнездо. Мы дом купили в деревне и живем там очень часто. И у  нас гнездо свили ласточки. Я наблюдала, как они за своими детьми с мая ухаживали. Те просто рты открывали, а мамки им приносили букашечек и кормили их. Мне пока­залось, что я такая же мать, потому что хочется всё — детям, хочется каждую минуту посвящать им — это, конечно, невозможно, но всё для них.

Хочу с вами поговорить о полетах во сне и наяву, потому что многие ваши песни об этом … А вы часто во сне летаете?

Постоянно. У меня такое ощущение, что я проживаю во сне какую-то отдельную жизнь. Потому что я летаю над озерами, над лесом, я вижу такие чудеса, города. Ино­гда я лезу по какой-то лестнице, она обрывается, а я не падаю — взлетаю.

5hНа крыльях?

Я чувствую, что у меня что-то есть. Представляете, даже сейчас мы с вами разгова­риваем, а у меня ощущение, они у меня за спиной сложены. Причем, нередкое такое ощущение.

Что нужно женщине для того, чтобы она никогда не разучилась летать?

Нужно обязательно женское счастье — такое, какое женщина сама себе нарисова­ла. Если она счастлива чисто по-женски, я считаю, она может парить, сколько угодно. До 70 или 80 лет. Я сегодня была на концерте, ко мне подошла женщина в гримерку — ей 70 лет. Она говорит: «Я бабушка Галя. Можно, я Вам спою песню, которую, мне кажется, Вы будете петь». И она мне спела песню, которую сама написала, про Ивана Купала. И начала рассказывать про себя, про свою жизнь, как дочь ее ночью спра­шивает: «Мама, что ты шепчешь?» — а это она сидела песню сочиняла. Видите, какие женщины есть? Вот она точно парит, она умеет жить. Я чувствую, что это действи­тельно очень добрый, хороший человек. Вот прямо позавидовать можно! В 70 лет так парить — это просто счастье!

А вы счастливы?

Мое счастье — с мужем Михаилом… Мы были влюблены друг в друга с самого первого дня, но эта любовь шла по нарастающей. Сначала — влюбленность, страсть года 2-3, а потом это начало перерастать в какое-то очень сильное чувство, что я этому человеку не хочу никогда сделать больно. Ни-ког-да. Всё то, что он делает для меня и для нашей семьи, какую защиту даёт.. Чувствую, что у меня есть тыл, как мне хочется растворяться во всем этом. Каждая минута, проведенная с ним, — для меня счастье.

А муж как-то вам помогает в творчестве?

В первое время немножко помогал, а сейчас мы много гастролируем, уже встали на ноги, у нас огромный коллектив, 15 человек. Я всегда говорю — у меня 15 человек детей, помимо моих четверых!

У вас с мужем есть какое-то хобби на двоих?

Рыбалка! Михаил этим давно занимается, ну, и я увлеклась! Спецодежда у меня даже вся есть. Я раньше любила только летнюю рыбалку на спиннинг. Но, оказывает­ся, зимняя рыбалка — тоже очень интересный процесс. Это совершенно не то, что мы представляем сидеть с удочкой около лунки, вываживать этого несчастного окуня.. Нет, если всё это правильно организовать, то это настоящий спорт!

Самая крупная рыба, которую вы поймали?

Поймала-то я ее сама, а вот вытащить мне помогли, потому что это был 9-кило­граммовый сазан!

Я слышала, что вам с дочерью муж подарил звездочку, где-то в созвездии Рыб. Ее видно?

Да, конечно! В телескоп.

И назвали ее.

«Варвара»!

текст: Людмила КОМАРОВА
фото: из архива Варвары

Навигация

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти