Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Джонни Депп. Эксклюзивное интервью

Джонни Депп, конечно, фигура экстремальная. Не стесняется ни череды провальных фильмов со своим участием, ни скандального развода, повлекшего за собой  массу неприятностей, ни судебных разбирательств из-за провоза собачек в Австралию… Насмешек в стиле «мужику уже шестой десяток пошел, а он все молодится эпатажными нарядами» тоже не стесняется. Более того, совсем недавно Джонни взял да и приехал в Россию. Опять удивлять публику. Теперь вот в качестве рок-музыканта в составе супергруппы Hollywood Vampires.

«Вампиры» – проект, которому суждено быть культовым. С первых дней существования – в 2015 его «придумали» легендарные музыканты Элис Купер и Джо Перри. Наш любимый Джонни появился чуть позже. По слухам, в качестве талисмана коллектива. Однако актер оказался настолько «к месту», что вроде как стал ее рекламным брендом. Кто не в курсе, у Деппа приличное музыкальное прошлое – с юных лет он не расстается с бас-гитарой, а регулярные выступления с Игги Попом, Aerosmith и даже Мерилином Мэнсоном давно сделали свое дело – экзамен на «вписываемость» в рок-среду сдан на отлично. «Я подхожу к актерской работе так же, как и к музыке, – объясняет Джонни журналистам.

– Здесь есть моменты, которые невозможно предугадать. Музыка – самый быстрый путь к эмоциям». Вычурное название коллектива отсылает к пивному бару 70-х, в котором регулярно зависали «Битлы», Кит Мун из The Who, Микки Доленз из The Monkees, Джим Моррисон, Джимми Хендрикс и другие рок-идолы, включая самого Элиса Купера. Многие из них умерли вследствие употребления алкоголя или наркотиков – им и посвятили свой первый кавер-альбом «Голливудские вампиры».

– Джонни, можно ли считать, что этот год открыл миру вас с несколько неожиданных сторон? В феврале вы стали лицом рекламной кампании воды для мужчин Dior и в стильном ролике сыграли одинокого странника на хайвее, а сейчас у вас чуть ли не первый столь масштабный тур с «Вампирами» (помимо Москвы и Питера, в графике – Германия, Дания, Швеция и другие европейские страны – прим.).

Реклама Dior – классный проект. Особенно здорово, что процессом съемок руководил Жан-Батист Мондино – культовый фотограф и клипмейкер, как его называют, «живой наблюдатель умирания моды». Перед съемками мы долго с ним общались. Он словно анализирует тебя, ищет какую-то изюминку, удаляя ненужное. Как скульптор, который не делает шедевр с нуля, а просто отсекает лишнее. В ролике есть волк. А волк – это одиночка, ведь да? И это аналогия со мной – во мне есть часть, которая жаждет быть одиночкой. Поэтому видео очень подходит моему внутреннему «я».

– Можно ли заключить, что вы, несмотря на всемирную известность, предпочитаете оставаться в тени?

Однозначно. Я поклонник темной стороны. Именно это разглядел во мне Жан-Батист.

– А в чем, по-вашему, отличие съемок рекламного видео от полнометражного кино?

Мне кажется, что в таком видео нет взаимосвязи кадров или она крайне минимальна. В нем все должно работать на настроение, стиль. Поэтому единая история, свойственная полнометражным фильмам, там отсутствует. Зато есть свобода, которую я так сильно люблю.

– Джонни, если обобщать все ваши образы в кино, публичную жизнь, поступки, внешний вид, а теперь еще и начавшуюся карьеру рок-музыканта, то можно ли сказать, что вы стали профессиональным чудаком?

Ну, это уже не мне судить. Вешать какие-то ярлыки – это удел журналистов. Я не стремлюсь быть чудаком или намеренно делать какие-то странные, по общепринятым меркам, действия. Живу как хочу, и все. Хотя, конечно, иногда задаю себе вопрос: как меня еще зовут на съемки после всего, что я натворил?

– Один Безумный Шляпник чего стоит… А есть еще Вилли Вонка, Джек Воробей, Мордекай, Барнабас Коллинс из «Мрачных теней»… Да вы даже Трампа играли в пародийном телефильме (речь о 50-минутной комедии «Искусство заключать сделки», 2016 – прим.). Как все эти странные образы уживаются внутри вас?

А вы еще забыли придурковатого детектива Гая Лапонта из дилогии Кевина Смита (имеются в виду комедийные ужастики «Бивень» и «Йоганутые», 2014 и 2015 гг. – прим.) Да, мне в последние годы дико везет на невероятные роли. Это очень интересно. В этом, конечно, большая заслуга Тима Бартона, который дал мне первую подобную роль – Эдварда Руки-Ножницы.

– Ну, с Бартоном у вас уже почти 30-летний союз… Вы можете сказать, что за это время вы оба изменились? Изменились ли ваши профессиональные взаимоотношения?

У нас полное взаимопонимание. И, разумеется, я готов играть любую роль, которую предложит мне Тим. Даже саму Алису. Не говоря уже о Шляпнике… Тим идет на мощные компромиссы во время съемок и при этом умудряется оставаться в рамках своего уникального стиля. У нас с ним не бывает конфликтов. Хотя, признаюсь, иногда я задумываюсь: «А что если сейчас, именно в этот раз, я не смогу угодить ему?»

– Раз вы сами упомянули «Алису в стране чудес», то не могу не задать вопрос – а правда ли, что для Шляпника вы сами придумали грим?

Не полностью. Только несколько элементов: рыжие волосы, разноцветные глаза и фиолетовые «мешки» под ними. Я предложил это Тиму еще до начала съемок первого фильма, он утвердил. Но, естественно, так было не всегда. Помню, для «Сонной лощины» (мистический триллер Бартона с Деппом в главной роли – прим.) я нарисовал эскиз, в котором у моего героя длинный фальшивый нос… Тим покрутил пальцем у виска и не одобрил идею.

– Последняя на сегодняшний день ваша совместная работа «Мрачные тени» вышла в 2012. Писали, что сыграть Барнабаса Коллинса было вашей многолетней мечтой. Так ли это? («Мрачные тени» – полнометражная версия культового телесериала, выходившего во второй половине 60-х годов в США – прим.)

Еще с тех пор, как я был подростком. Все любили Барнабаса и я тоже. Где-то дома у меня даже есть фотография, на которой я в возрасте лет семи стою рядом с плакатом сериала. И я был инициатором проекта, купив права на экранизацию вместе с Тимом.

– Ваши дети смотрели все фильмы Бартона с их папой в главной роли? Есть ли любимый персонаж?

Думаю, им больше нравится Эдвард Руки-Ножницы. Они почему-то его ассоциируют со мной. Они ему сопереживают, думая, что их папа по-настоящему такой одинокий. Один раз я даже видел, как Лили-Роуз (старшая дочь Джонни Деппа и Ванессы Паради – прим.) плакала во время просмотра фильма по телевизору.

– Насколько сложно играть реальных, обычных персонажей, например, в фильмах «Черная месса» или «Превосходство»? После целой обоймы чудаковатых героев?

Сложно не позволять себе вольностей, не импровизировать. Потому что в случае с «Черной мессой» я играю реально существовавшего человека и как-то менять его образ под себя нельзя. Нельзя вносить правки в сценарий, даже если сильно хочется. Нужно следовать характеру. И, конечно, это гораздо сложнее. Хотя кажется наоборот.

— Вы, пожалуй, самый часто меняющий свою внешность актер из ныне существующих. Персонажей с вашим реальным лицом, не тронутым вычурным гримом, значительно меньше. Не устали еще постоянно носить новые и новые маски?

Я уже много раз говорил, что люблю менять внешность. Мне кажется, не меняющееся из фильма в фильм лицо может в какой-то момент утомить зрителя. Оставаться всегда одинаковым – оставаться в безопасности. А я люблю рисковать и приводить продюсеров в какое-то замешательство. Мне нравится, когда они боятся моего нового персонажа. Не в смысле страха, а в плане «примет ли его публика?»

А публика тем временем неизменно и словно слепо боготворит Джонни Деппа вот уже более трех десятилетий. И каждый его «шаг в сторону» воспринимает как нечто само собой разумеющееся. Вероятно, никто и не удивился, что Джонни вдруг заделался рок-музыкантом и на сцене держался очень достойно. Струны бас-гитары дергал уверенно и быстро, чисто по-хулигански повесил прилетевший в него бюстгальтер на микрофонную стойку, а потом и сам спел одну из песен – «Heroes» Дэвида Боуи. Причем так спел, что многие посчитали его голос «более крутым, чем у самого Элиса Купера».

Джонни Депп приехал в Москву за три дня до концерта, успел отметиться в мемориальной квартире Владимира Маяковского и мавзолее Ленина, запечатлел себя любимого на память рядом с бюстом Сталина и раздал более сотни автографов. А еще неустанно обсыпал комплиментами русских девушек («В их глазах – тысячелетняя культура, которая вызывает притяжение»).

– Джонни, как вы думаете, люди идут на концерт «Голливудских вампиров» из-за актера Джонни Деппа или послушать музыку?

Очень надеюсь, что все-таки ради музыки. Это ж не кино. Это одна сцена, одни декорации. Здесь нужно слушать. К тому же если к нам присоединяются такие ребята, как Пол Маккартни (в одном из его последних клипов Депп вместе с Натали Портман сыграли главные роли – прим.), Слэш (Сол Хадсон) из Guns N’Roses или Дэйв Грол из Nirvana, то получается вообще круто.

 

– В одном из интервью вы назвали музыку своей первой любовью.

Я часто думал об этом. И иногда прихожу к мысли, что моя актерская карьера – просто отклонение от главной дороги – дороги музыканта. В юношестве несколько раз получилось сыграть в кино – и понеслось. Вырваться уже было сложно. При этом ловлю себя на мысли, что любой образ, который я воплощаю на экране, для меня сродни музыкальной композиции. Порой какие-то черты персонажа рождаются сами по себе, словно из ниоткуда. Так же как и аккорды, которые нужны для трека. Вероятно, несознательно я использую аналогичные методы что в кино, что в музыке.

– Тогда ответ на вопрос «Чем бы вы занимались по жизни вместо кино?» очевиден…

Конечно, музыкой. Я ей и занимаюсь. Но певцом я не хочу становиться. Я люблю именно играть на гитаре. Именно в рок-группе. Ведь играть на гитаре я начал еще задолго до первого фильма. Гитару я люблю больше, чем камеру… Поэтому, кстати, на некоторые интервью я беру с собой гитару и перебираю струны. Так расслабляюсь.

– И последний вопрос. Считаете ли вы группу «Голливудские вампиры» знаменитой? Или, как модно нынче говорить, «селебрити»?

Ужасное слово. Это вообще разные понятия. Кто сегодня селебрити? Светские львицы, у которых миллионы подписчиков? Они звезды таблоидов. Они ничего не сделали, но вдруг стали всеми любимы. Знаменитость – это, например, Бастер Китон (популярный актер немого кино – прим.), Марлон Брандо. Понимаете уровень? А «вампиры» где-то между. То есть, вероятно, каждый из нас по-своему знаменит, особенно Элис Купер, но вместе мы пока еще очень молодая группа. Хоть и состоящая из стариков с подведенными глазами.

текст: Владимир Рутман, специально для «В хорошем вкусе»

 

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти