Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Александр Рогачевский. «Игра в пазлы». (страница 2)

Я легко прощаю ему безумный пафос метафоры «сибирская Атлантида». Помните, пока атланты пренебрегали богатством, ставя превыше его добродетель, их страна процветала. Но когда божественная порода смешалась с человеческой, они погрязли в роскоши, алчности и гордыне — Атлантида погибла.

Сибиряки тоже понесли безвозвратные потери. Жертвы бездумной индустриализации: илимская пашня, сломанные уклады, загубленные крестьянские династии. Нет желания полнить список. Рогачевский предпринял путешествие в То Время, чтобы сохранить себя в нынешнем.

Ой, хожу по чужим людям.
Ой, уж, кто меня только не спочешит,
Ой, уж, кто не заплетет русые волосы…

К слову сказать, ансамбль Аутентичной Музыки был отмечен на фестивалях искусств в Польше, Франции, Англии и России. Рогачевский по приглашению режиссера Гржегоша Брала и Королевского фонда наследия Уильяма Шекспира был удостоен чести создать и воплотить своим участием музыкальную основу трагедии «Макбет» на родине Шекспира в Стратфорде. По этому поводу есть запись в книге рекордов и достижений Иркутской области.
Это дает повод мне спросить: «Как у тебя с гордыней, брат?»

— Нет, нет! — он вскакивает, как ошпаренный. — Я не себя хочу вставить в современную историю, а эти песни. И не я, может быть, их туда вставлю.
И после задумчивой паузы:
— Если мы говорим о человеческом предназначении, вкладе во что-то: в работу, в семью — у всех по-разному. Просто кто-то очень хорошо трудился в поле, кто-то — врач. В моей, такой суматошной, жизни эти песни — это вклад.

* * *

Пазлы (puzzle) — это наши бирюльки наоборот, шиворот-навыворот. Пазлы складывают, а бирюльки разбирают. Примерно так: из кучи прожитых лет вытаскиваю факты. Захотелось Саше ходить в косоворотке — пришлось шить самому. Захотелось вжиться в ритм старинных песен, понять все голосовые завитки — купил деревянные ложки (некрашеные), краски. С альбомов копировал северную роспись.

— И когда я понял, как кисть идет, как проходит вот этот завиток — смородину там рисуют или огурец, я начал понимать: вот они, нотки-то! Вот откуда складывается песня! Вот оно как всё тонко-то! Это помогло понять и почувствовать движение песни.

На горе дуб, дуб,
Белая береза…

Он вполне в духе современного времени занимается теннисом, горными лыжами. Пытался стоять у мольберта. Стихи складывал.

— Мое последнее безумное увлечение — мотоцикл. Это железный конь. Скажу больше: я ощущаю себя рыцарем с этими песнями. Я ощущаю колесо, это движение, этот ритм — рок-н-ролльный, конечно. но его из себя тоже не выбросишь!
При всей своей любви к рок-н-роллу он замирает, чтобы вслушаться в шуршание воздуха, проходящего сквозь корпус окарины. Знает, о чем поет зерно, просыпаясь во флейте дождя. Догадывается о думах калюки, наполняющейся тембровыми вибрациями.

Из разных стран он тащит в Иркутск инструменты. Колесную лиру с грифом — из Франции, шестиструнную балалайку — из Италии, из Англии — диджериду, из Индонезии — металлический ксилофон. Ему нужна этническая реальность. Из ботала (коровий колокольчик) и сечки для рубки капусты он извлекает звучащие краски.

— Мне недавно пришла мысль, что в какой-то момент не только мы выпеваем песню, но и она начинает исполнять нас. Возникает диалог. Это можно принимать, можно не принимать. Но это — мой внутренний мир, сотканный каким-то образом из глубокой традиции и моих современных представлений. даже дисгармонии — это тоже гармония, ее обратная сторона в хаосе.

* * *

Недавно арт-трио Саши Рогачевского выпустило CD-альбом старинных этнических песен, собранных в Приангарье. Это, как я понимаю, тот пазл, что сегодня венчает новую картину мира Рогачевского. Признаюсь, что очень хотел бы написать об этом альбоме, который создавался три года. Проект подготовлен в формате Modern Ethnic World Music. Музыканты определяют жанр исполнения как аутентичный авангард или воображаемый этнос (электро-, акустическая гитары — Михаил Соловьев, скрипка и перкуссия — Герман Цогло, вокал и различные этно-инструменты — Александр Рогачевский). Критики заявляют об этно-футуризме.

Я, пробуя избежать соблазнов замысловатых ярлыков, задаюсь вопросом: «Может ли человек такие разности в себе содержать?» Рогачевский вторит: «Я все время этим вопросом задаюсь. Для меня это не способ какого-то самовыражения-самоутверждения, а способ, может быть, познания разных сторон самого себя: а как я в этой ситуации? Не останусь ли сволочью? Смогу ли сохранить достоинство в отношениях с этим наследием? Или я просто-напросто поддался соблазну и ничего оттуда не смог вынести».

текст: Алексей КОМАРОВ
фото: Марина СВИНИНА

comments powered by HyperComments

Навигация

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2021    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти