Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Николас Кейдж. Как сменить фамилию и стать свободным. Эксклюзив.

12-17-1 копияВ среднем у него по 3-4 фильма в год. А до конца 2015 ожидается еще 5. И практически везде главные роли… Одни считают, что «из-за долгов он снимается, не глядя, в разной ерунде». Другие уверены в нереальной востребованности актера. У Николаса Кейджа свое мнение на этот счет. У Николаса Кейджа вообще на многое есть свое мнение.

Николас Кейдж: Для меня важнее не количество фильмов, в которых я снялся, а их жанровое разнообразие. Я думаю, актер может сниматься так часто, как ему этого хочется, главное – не надоедать зрителям. Моя цель – попробовать все типы характеров, все стили кино: боевики, комедии, арт-хаус. Я причисляю себя ко всеядным исполнителям.

В хорошем вкусе: Как происходит выбор ролей, на которые вы потом соглашаетесь?

Н.К.: Моим вкусом двигает принцип эклектики. Согласитесь, порой бывает скучно сидеть на одинаковых кино-диетах, то есть играть примерно одни и те же роли. Мне нравится удивлять зрителей и удивляться самому.

Были роли, от которых вы отказались?

Н.К.: Во «Властелине колец» предлагали роль. Но нужно было поехать в Австралию и Новую Зеландию на длительный срок. Я не мог себе этого позволить. Может, сейчас об этом сожалею. А вообще, есть только одна причина, по которой я не возьмусь за работу, – если чувствую, что типаж героя не мой.

Но, тем не менее, вы снимаетесь с дикой скоростью в массе фильмов. Не возникает чувства неразборчивости?

Н.К.: Нет. Потому что я открыт для всего мира. Вчера французский проект, сегодня китайско-канадский; безумная комедия чередуется с серьезной драмой или криминальным боевиком; да и потом, не стоит забывать про отличных режиссеров. Среди них: и классики европейского кино, и дебютанты. А также те, с кем мне раньше уже посчастливилось работать.

12-17-5 копияРаз уж затронули тему режиссера, то у вас ведь тоже есть такой опыт (драма «Жиголо», 2002 г. — прим.).

Н.К.: Да, 2001 нам запомнился забастовкой Гильдии киноактеров. Все – от исполнителей главных ролей до так называемых безымянных статистов – пару-тройку месяцев сидели без работы. Поэтому я воспользовался паузой, подготовился к режиссерскому дебюту, пригласил актеров, которые мне нравятся, и сделал «Жиголо» (в оригинале «Sonny» по имени главного героя — прим.).

Когда нам ждать ваш второй режиссерский проект?

Н.К.: Съемки «Жиголо» оказались очень полезными для меня как для актера. Я смотрел, как работают Джеймс Франко, Гарри Дин Стэнтон, как они копаются в своих ролях, выбирают нужные интонации. Да, когда-нибудь я снова сяду в режиссерское кресло. Хотя с продвижением «Жиголо» были большие сложности. Продюсеры отказались продолжать финансирование, если в фильме не будет хоть одной звезды. Франко на тот момент еще не был так известен, как сегодня. На него не валили толпы поклонников. Пришлось мне самому сыграть небольшую роль, чтобы фильм в итоге состоялся.

В последнее время стало крайне модно из актеров переходить в режиссуру. Вот у Джорджа Клуни и Бена Аффлека как здорово получается. Рассел Кроу в этом году свой проект выпустил. Как думаете, что так манит оказаться по другую сторону камеры?

Н.К.: Наверное, у каждого свои мотивы. Мне нравится собирать мозаику из кусочков. А еще… Никто не посмотрит фильм большее число раз, чем режиссер за монтажным столом.

То есть вам очень нравится съемочный процесс? Независимо от того, режиссер вы или актер.

Н.К.: Мне удобно везде. Правда, складывается ощущение, что это легко – постоянные разъезды, новые отели… Это усложняет некоторые семейные моменты. Я редко вижусь с любимыми. А перед началом съемок новых проектов в голове вообще беспорядок. Никак не настроиться. Но стоит только прийти на площадку, все сразу же встает на свои места.

12-17-4 копияНи для кого не секрет, что Николас из крайне уважаемой актерской семьи Коппола. Старший Фрэнсис Форд – режиссер три-логии «Крестный отец» – его дядя, кузина София Коппола прославилась «Трудностями перевода», кузен – актер и музыкант Джейсон Шварцман. Другие дяди и тети, братья и сестры Коппола также в кинобизнесе, работают на радио или пишут музыку. Отец Ника, старший брат в семье флейтиста и дирижера, посвятил себя литературе и продолжил прославлять знатную фамилию клана. Сам Ник на заре кинокарьеры в паре фильмов промелькнул как Коппола, а потом вдруг стал Кейджем. «В 1983 году во время кастинга к фильму «Девушка из долины» я не хотел, чтобы моя известная фамилия как-то повлияла на выбор режиссера, – поэтому и назвался Николасом Кейджем, – так актер объясняет свое решение. – Я выбрал это имя в честь моего кумира Люка Кейджа, супергероя американских комиксов. Он всегда мне очень нравился, так как был наделен сверхспособностями, но при этом человеческие чувства испытывал тоже. Роль, кстати, я тогда получил, а продюсеры долго не догадывались о моей тайне».

А что вам еще дала смена фамилии?

Н.К.: Ну, юридически я до сих пор Николас Коппола. А для всех Кейдж. Мне, по сути, пришлось изобретать себя. Вместе с Томом Крузом мы сидели и выдумывали новые имена (Круз в оригинале Томас Круз Мапотер 4-й — прим.). Несмотря на значение моей фамилии (cage переводится как клетка), я чувствовал освобождение, чувствовал, что стал тем, кем хотел быть в мечтах.

Вы придумали себе псевдоним в честь героя комиксов. Сына своего назвали Кал-Эл – настоящим именем Супермена (на криптонском языке «Kal» – ребенок, «El» – звезда, то есть ребенок звезд). О вашей любви к комиксам ходят легенды…

Н.К.: Да. Я помешан на комиксах. И коллекционирую их всю жизнь. Однажды за редкую книжку 40-летней давности отдал $1,5 млн. Пока это рекорд для коллекционеров комиксов.

Комиксы ведь были вашими первыми книжками, верно?

Н.К.: Я учился читать по ним. Это казалось гораздо интереснее обычных книг, потому что комиксы представляли собой фантазии ребенка, словно альтернативный мир, в который можно окунуться с головой… Мифология комиксов мне нравилась не меньше, чем греческая.

А про кого был ваш любимый комикс?

Н.К.: Про Призрачного гонщика. Его я и сыграл потом в кино (две серии вышли в 2007 и 2012 годах). В написании сценария, кстати, тоже принимал участие, но мы решили скрыть это в титрах. По сюжету, гонщик продал душу дьяволу взамен на жизнь отца. Но его он потом все-таки потерял, как и любимую девушку. Наш фильм о том, что у каждого есть второй шанс, даже если на горизонте не видно никакой надежды на счастье.

12-17-2 копияНо вам же пришлось продать всю коллекцию комиксов…

Н.К.: Да, после того как у меня украли 3 раритетных книжки, я решил все продать, чтобы больше не искушать окружающих. (Другая версия продажи – гигантские долги Кейджа перед государством за неуплату налогов на кучу домов в разных концах Америки, настоящий замок в Баварии, несколько яхт, самолет и даже череп динозавра стоимостью в $300 тысяч — прим.). Около 400 раритетных журналов ушло с аукциона за $1,6 млн. Среди них первые издания с Бэтменом, Капитаном Америкой. Многие в очень хорошем качестве. Я всегда ценил больше сохранность издания, а не количество экземпляров.

А что за история относительно вас в роли Супермена? Есть даже какие-то видео, в которых вы облачены в красно-синее трико…

Н.К.: Проект практически запустили. Режиссером должен был быть Тим Бартон. Мы прошли все примерки, костюм сшили по моей фигуре. А потом все свернули. На самом деле, мне кажется, люди мечтали стать супергероями многие тысячелетия. Раньше хотели быть сильными, как Геракл. Теперь я лично знаю людей с параноидальным желанием стать Суперменом. Я среди них. Мы с сыном даже свой комикс придумали. Под названием «Энигма». Хотим перенести его на экран.

Расскажите про вашего старшего сына. Он же тоже пошел по актерским стопам?

Н.К.: У Уэстона очень красивые глаза. Ему сейчас 24. Он сыграл небольшие роли в моих фильмах и пробует пробиваться самостоятельно. Недавно подарил мне внука, которого решили назвать Люсиан Август Коппола Кейдж. Люсиан – имя румынского происхождения, потому что моя невестка из Румынии. А Августом звали моего отца. Вот так через поколение фамилия клана вернулась.

А вот интересно, хотелось ли вам сыграть роль в фильме, в котором по разные стороны камеры собралась бы вся семья Коппола?

Н.К.: Мне уже пару раз предлагали такое. Я бы с удовольствием сыграл и у Фрэнсиса, и у Софии, и у Романа (режиссер Роман Коппола – сын Фрэнсиса). Поработал бы с братьями Кристофером и Марком. Хотя я снимался у Криса в одном боевике начала 90-х, а Марка частенько приглашал на небольшие роли в свои фильмы. Но, тем не менее, мы так редко видимся. Хотя все так или иначе связаны с кино.

С такой занятостью вы, наверное, и за большим семейным столом не часто оказываетесь?

Н.К.: Думаю, в последний раз такое произошло в День благо-дарения лет 10-15 назад.

В Голливуде у Ника давно сложился образ немного сумасшедшего. Однажды он поспорил с режиссером фильма, что сможет съесть в кадре живого таракана. В итоге выиграл, медленно разжевав мерзкое насекомое. В другой раз, чтоб войти в образ для долгожданной роли, приказал дантисту вырвать себе три зуба… без наркоза. А еще Ник несколько часов сидел в морге (готовился к фильму «Воскрешая мертвецов»), был закидан наггетсами, практически стал алкоголиком, играя алкоголика в «Покидая Лас-Вегас» (премия «Оскар» за лучшую роль), и так далее. Американские критики вообще называют его freakish (чудаковатый). И актер нисколько не обижается.

текст: Владимир Рутман, специально для «В хорошем вкусе»

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти