Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Вячеслав Бутусов. Интервью. «Снежный возраст».

f22Вячеслав Бутусов пил кофе в гримерке. До начала его концерта оставалось минут пятнадцать. И хотя подобных концертов он отыграл уже не одну сотню, сейчас волновался как никогда. Еще бы! У экс-лидера «Nautilus Pompilius» и самого лиричного баритона русского рока юбилей Половинка.

— А 50 лет для вас много или мало?
— Не много и не мало. Серединка. Я давно уже не праздную свои дни рождения в широком кругу. Но пятидесятилетие — это серьезная дата, и я уверил себя, что необходимо на одной сцене собрать всех своих родных и близких по духу людей. Поэтому пришли Земфира, Эдмунд Шклярский, Максим Леонидов, «Торба-на-Круче», «Лицедеи», Юрий Шевчук и, конечно, «Пикник». Недавно мы праздновали их 30-летие. Так они меня гостем позвали. Теперь я — их. Хорошая традиция.
viagra refractory period Пишут, вас президент Медведев поздравил, вручил орден…
— Да. Назвал меня родоначальником русского рока», а «Nautilus Pompilius» — легендарной группой, творчество которой в 80-е годы стало символом эпохи перемен. Перегнул чуток.
— Оглядываясь назад, хотя бы в ту же эпоху перемен, о чем вспоминаете?
— Ой, когда я оглядываюсь назад… Точнее, когда меня просят оглянуться назад, я вспоминаю только положительные вещи. Для меня это такой фантазийный короткий отпуск. Взять, например, и в мыслях вернуться в какое-то солнечное раннее утро. Вот это стоит того. А возвращение в прошлое, чтобы изнывать, я считаю отравой. Не нужно злоупотреблять ностальгическим застоем. Самое ценное из прошлого надо в себе хранить и понимать, что полнота человека заключается в настоящем и в том, на что мы надеемся. И все. Нельзя себя делить, как циферблат на будильнике. Время вообще, по сути, вещь неделимая. И viagra female оно есть, пока есть человек. Я вот не считаю правомерной фразу «Женщине столько лет, на сколько она выглядит. А мужчине столько лет, на сколько он себя чувствует». Это такая наклейка, которую нужно применять к месту. Слишком расхожая мысль.
— А какой, по вашему how much does cialis cost per pill мнению, возраст в жизни рок-музыканта можно назвать «бунтарским»?
— Бунтарский дух свойственен подросткам. Хотя можно ли называть это бунтарством? Бунтарство — вообще вещь тревожная и разрушительная. Я называю это своенравностью, нигилизмом — более емкими понятиями.
Заходит кто-то из организаторов концерта. 5-минутная готовность.
— Успешный человек — кто он для вас?
— Человеку свойственно постоянно учиться. Век живи, век учись. Мы что-то проходим, наступаем на какие-то грабли. Все это происходит по некой спирали. Кто-то быстрее усваивает опыт, кто-то медленнее. Можно всю жизнь прожить и думать, что ты очень умный и очень опытный, а на 99-м году понять, что все эти ценности — ничто. И мир переворачивается с головы на ноги. И надо начинать все заново. Надо быть все время начеку. Потому что миром правит лукавство. И, как правильно утверждают старики, лукавый не дремлет, в отличие от человека. Нам тяжело, конечно.
— Вячеслав, а есть то, «ради чего все это?»
— Самая крупная ошибка человека — это когда он делает для себя и за себя. Потому что основной долг человека и одновременно его скрытый дар — отдавать себя, воплощаясь в любимого, в друга, в отца, в сына… Отдавать себя близким. И чем больше круг этих людей, тем больше мы наполняемся сами. Мы же наполняемся отдачей. Если мы отгородим себя от социума, то окаменеем от ужаса или от того, что происходит внутри нас. Нам периодически всем друг друга недостает. И надо правильно выстраивать комбинации взаимоотношений между людьми.
— Как в вашей жизни случился первый момент узнаваемости?
— Это было в университете. Мы тогда параллельно с учебой работали в клубе, а там инструменты, инвентаризация. Так вот завхоз клуба меня с ходу узнавал. В любом месте. Он постоянно гонялся за мной и кричал: «Бутусов! Верни гитару на место!»
— А первое узнавание от поклонников?
— Я запоминаю только каверзные вещи. Из серии «ирония судьбы». Однажды мы с Софьей, средней дочерью, ездили в Эрмитаж. У нее там какие-то занятия были, а я просто ходил-бродил между картин, делал вид, что чем-то интересуюсь. Вдруг подходит ко мне мужчина и спрашивает: «Вы ведь Юрий Шевчук?». Я ему отвечаю: «Да что Вы? У меня даже бороды нет». «А так похож», — грустно ответил он. И если рассматривать эту ситуацию на житейском уровне, то, в принципе, даже http://viagraonline-storerx.com/ неважно, кто ты. Важно, что ты где-то засветился.
— Вы помните момент, когда начали музыкой увлекаться?
— В университете все «завертелось». Тамошняя атмосфера вызывала эффект эйфории — такой неожиданной и во всем новой свободы. У меня даже было ощущение этакого легкого головокружения. И в нем я пребывал довольно долго. А когда я впервые услышал Led. Zeppelin в каком-то клубе, а потом еще и узнал о небольших рок-группах, то увлечение музыкой было неизбежным. Мы срочно собрали ансамбль и стали играть музыку.
— Не страшно было начинать?
pentasa canada pharmacy Нет. В университете совсем нет. А после университета действительно страшно. Когда все разъезжаются в разные стороны. Но это-то и интересно. Никакой ясности относительно будущего.
— Вы его планировали?
— Если бы я планировал свое будущее, я бы сейчас работал в «Гражданпроекте» в Тюмени.
— Про вас сложилось мнение, что вы не публичный человек.
— Да, я совсем не публичный человек. Быть нелюдимым, каким меня считают, не очень хорошо. Но вызывать адреналиновый шторм своей публичностью — это уже отклонение. У меня своего рода разновидность социальной болезни под названием «стеснительность».
— А разве у рок-музыканта может быть стеснительность?
— У рок-музыканта — нет. Поэтому я поочередно занимаюсь тем, в чем разрешено быть уединенным. Например, я сейчас книгу пишу. Для рок-музыканта отшельничество неестественно, для писателя — наоборот. Но не ощущаю себя больше писателем, чем музыкантом. Или наоборот. Если Вас это интересует. Я вообще не разделяю для себя эти сферы. В зависимости от состояния и настроения, можно чередовать и то, и другое. Для души полезно. Прозу я пишу с большой увлеченностью, поэтому для меня этот процесс совсем необременителен, хотя и продолжителен. Еще немного рисую — вот картины мои выставлены в холле. Думаю, неплохо было бы заняться мультипликацией или стать руководителем музыкального коллектива из очень маленьких детей. Еще я немножко «архитекторствую». И все эти ипостаси легко могут уживаться во мне. Как взаимозаменяемые сосуды. Есть слово, есть музыка, есть изобразительное искусство.
— О музыке Бутусова знают все. А вот об архитектуре немногие.
— Да. Хотя это в моей жизни появилось чуть ли не раньше, чем музыка. Еще на третьем курсе университета, когда у нас была полная свобода для фантазии, я сделал проект сельского клуба. Конечно, его не удалось воплотить в жизнь — тогда уровень технологий не достиг возможностей для строительства чего-то подобного.
— Вы чувствуете себя петербуржцем? Инициацию пережили?
— Наверное, да. Лет пятнадцать я не воспринимал себя жителем города. Хотя, мне кажется, у каждого человека своя мера. Вот через 15 лет я почувствовал, что меня Петербург принял. Но произошло cialis canada pharmacy online это только после переезда в пригород. А ведь я вообще не предполагал оказаться в Петербурге в качестве постоянного жильца. Моя жизненная траектория вела меня совсем в другом направлении.
Нас снова прерывают. 2 минуты до выхода на сцену.
— Волнуетесь перед выходом на сцену?
— Конечно. Несмотря на то, что уже сотни раз выходил, волнуюсь. Особенно в начале концерта. Когда публика должна понять, что мы вышли на эту сцену в первую очередь ради нее. И я считаю своим долгом отблагодарить зрителей и слушателей за то, что они пришли на концерт. Ведь у каждого свои дела, свои обязанности. Мы все друг друга поддерживаем определенным образом. Мы все друг друга воодушевляем.
— Есть что-то, что вас привлекает в современной сцене?
— Честно? Я по своей натуре оказался человеком, весьма далеким от сцены. Больше предпочитаю атмосферу студии, мастерской, кабинета и вообще затвора. А музыку сейчас я воспринимаю в общих чертах, не вникая в детали.
— А ваша лучшая песня уже написана?

— Лучшая всегда впереди. Все лучшее впереди. Я уверен.

 

текст: Владимир РУТМАН, спецкор «В хорошем вкусе», г. Санкт-Петербург

Навигация

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти