Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Марафонец

d3

Кто-то из марафонцев сказал: «Чем больше бегаю, тем больше думаю. Перестаю бежать, мыслиулетучиваются. Вновь бегу — мысли тут как тут».

Доктор физико-математических наук, профессор Иркутского государственного технического университета Аркадий Калихман вполне может подписаться под этими словами. Бег — его жизнь, его страсть, его способ постижения мира.
Калихман — веселый мудрец. О многом, весьма серьезном, говорит со смехом. И всегда верен себе. Кажется, если даже земная ось сдвинется, профессор все равно отправится на пробежку в Мельничную Падь. Он тренируется за городом, убегая от обыденности, суеты, по пути решая массу задач. Общая протяженность преодоленного им за время тренировок и соревнований пути — 130 тысяч километров. То есть профессор пробежал 13 раз всю Россию с запада на восток. Или трижды вокруг земного шара по экватору: 40 000 км умножьте на три, к этому добавьте оставшиеся 10 000 километров, это, к примеру, расстояние от Иркутска до Москвы и обратно.
Он увлекся спортом еще в школе. Детство Аркадия проходило на Западной Украине, в Сторожинце. Тогда десятилетний мальчик заявил родителям, что хочет ходить в спортивную школу. Он вообще решения принимал сам. Тренеры в их школе видели в физической культуре залог здоровья человека. «Если вы сами не будете знать свое тело, — говорили учителя, — не будете здоровыми. Если хотите высоко прыгать или быстро бегать, то должны грамотно использовать свое тело, свой физический потенциал».
— После войны самыми популярными были гимнастика и легкая атлетика, — рассказывает Аркадий Давидович. — Я занимался еще и пионерским многоборьем, куда, кроме бега и прыжков, входило метание мячика. Зная свои возможности, я понимал, что метание ядра не для меня, — недостаточно веса, а для прыжков в высоту недостаточно роста. Уже тогда я старался объективно себя оценить.
После войны десятилетние мальчишки считали себя взрослыми и умными, чуть ли не гениями: изучали физику, математику. С азартом занимались физкультурой. В то время самыми сильными считались бегуны из Новой Зеландии, которые выступали в традиционных черных майках. У ребят не было маек одинакового цвета, зато был анилиновый краситель. Они вместе с тренерами перекрасили свои майки в черный цвет и очень гордились этим на соревнованиях. А папа и мама Аркадия радовались, когда его тренер говорил: «Ваш сын установил рекорд области в беге на три тысячи метров среди школьников».
В 16 лет Калихман выполнил норму первого разряда по бегу, преодолев 3000 метров быстрее, чем за девять минут. Тогда врачи обнаружили у него аритмию и блокаду левого предсердия. С тех пор Аркадий Давидович, посещая поликлинику раз в десять лет, слышит одно и то же: «У вас стенокардия, вам нужно срочно в больницу!» Ни в какую больницу он, конечно, не идет.
— Бег для меня — это образ жизни. Я стал хозяином своего здоровья. Пока бегу — я жив.
Поступив на физический факультет ИГУ, Калихман выступал за сборную университета по бегу, мечтая об олимпийских рекордах. но со временем молодой человек понял, что участвовать в Олимпиаде не будет и Эйнштейном тоже не станет. А спорт он не бросил. Продолжал занятия не ради мускулов или популярности у прекрасного пола.
— Мой стиль жизни отличается от многих. Коллега по институту как-то удивился: «За тридцать лет совместной работы я никогда не видел, чтобы ты обедал»… Я — как балерина, которая смотрит на булочку лет 50 и не может ее съесть.
У бегунов вообще свое представление о еде, свой режим, особый распорядок дня. Утром Аркадий Давидович не делает зарядки и не обливается холодной водой. И даже не пьет кофе. В теплое время года, едва проснувшись, сразу выходит на утреннюю пробежку. После тренировки — душ. Он обожает плавание, даже в прохладной байкальской воде. С удовольствием ходит в бассейн.
Вредные привычки? Их у Калихмана нет.
После университета ученый ненадолго забыл о спорте, но в 80-е вновь увлекся бегом. Тогда он впервые узнал о ледовых марафонах. В 1981 году Аркадий Калихман с Владимиром Кейко — своим старшим коллегой, научным сотрудником Института органической химии — провели первый марафон по Байкальскому тракту. Через два года начали устраивать пробеги от Листвянки до Слюдянки по льду Байкала.
А в 2003-м случилась первая Зимниада. Участники из многих стран мира бежали сверхмарафон по ледовой трассе из Листвянки в Слюдянку. Победил Аркадий Калихман. 100 километров он преодолел за 8 часов 56 минут.
Для людей, далеких от спорта, это сложно осознать: как можно бежать столько часов подряд без остановок, без отдыха? Тем более по льду, где и стоять-то страшно.
— Мне не трудно, я знаю структуру льда на Байкале, — признается Калихман. — Ведь главная проблема — проблема узнавания. Вот если б я бежал по пустыне, тогда было бы тяжело. Хотя байкальская трасса действительно экстремальная: по снежной крупе передвигаться трудно.
У него — своя тактика длительных забегов. начинает бег в полусонном состоянии. Это помогает снять стартовое возбуждение. не торопясь пробегает первые километры пути, вслушиваясь в себя, стараясь понять, на что готов его организм. А уже после первых 10-15 километров либо сдерживает себя, либо набирает скорость в зависимости от состояния.
Он действует не как спортсмен, а как человек, постигший «формулу здоровья».
— Вообще спорт — это жестоко, страшно и в чем-то безнравственно, — считает Аркадий Давидович. — Это пирамида, и если ты не наверху, не первый — значит, ты ноль и дальше заниматься этим бессмысленно. Мне всегда было жалко спортсменов из-за их безумной гонки к вершине пьедестала.
И все же он сам не раз становился первым. Как же стать первым? Забраться на вершину пирамиды? Калихман отвечает на этот вопрос как ученый-физик: у кого-то хорошая физическая конституция, кто-то талантлив, у кого-то длинные ноги (это тоже важно для бегуна). Но прежде всего это тренировки и везение.
К тренировкам Калихман относится ответственно и педантично. Перед соревнованиями преподаватель ИрГТУ наматывает 300-400 километров в месяц. 100 километров в неделю.
До 2000-го года он делал регулярные записи времени и преодоленного расстояния, высчитывал итог по месяцам и годам. В результате появилась целая система оценки проделанной беговой работы. Сейчас профессор попрежнему отмечает частоту тренировок по календарю, чтобы оценить свою готовность к марафону. Пять раз в неделю он бегает в направлении Мельничной Пади. Природа, воздух, нет людей, никто тебя не дергает. Голова свободная и чистая, как колба перед опытом. Двигаясь по дороге, Аркадий Давидович постоянно анализирует и фиксирует свое физическое состояние: ног и дыхательной системы. Это уже вошло в привычку.
Тщательно, спокойно обдумывает план и содержание статей и книг. Так что после пробежки остается только все зафиксировать в компьютере или на бумаге.
Именно во время пробежек ученый может сосредоточиться и решить любые задачи: от насущных, научных — до формулировки задач для студентов, магистров и аспирантов.
Бегайте, господа ученые! Тогда и ваши научные труды будут продвигаться в хорошем спортивном темпе.
И вот как убежать от сильного мороза и ветра в лицо? Как «переиграть» погодные условия? Аркадий Калихман никогда не пользуется маской для лица. Хотя терпеть не может ветер. А холод ему не страшен — тут нужна теплая амуниция, сильная воля, опыт. Редкие марафоны на Байкале проходили при солнечной безветренной погоде.
Кстати, насчет амуниции. Однажды одна журналистка написала про Калихмана: «Он в стареньких трикошках обогнал иностранцев в их дорогих куртках и кроссовках».
«Старенькие трикошки» особенно позабавили профессора. На самом деле его форма стоит две-три тысячи долларов. При выборе обуви он учитывает вид протектора — например, для бега по снегу, льду, грунту, асфальту. Кроссовки фирмы Adidas надевает на соревнования, а для тренировок использует New Balance. В этом году Калихман привез из Америки несколько пар, а стоят они там до 200 долларов. В России, считает он, выбор беговых кроссовок небольшой и цена их раза в два выше.
Хорошая одежда спасает от холода, обувь помогает быть устойчивым на льду. Но на трассе иногда случаются и другие неожиданности. Бежите вы спокойно, думаете об очередной научной статье или о том, как бы всех обогнать, и тут — хлоп! — грохот страшный. Это на льду возникают трещины, маленькие, миллиметровые, но звук такой, будто граната разорвалась. Новички пугаются, падают на лед от неожиданности.
Еще новичков во время марафона могут одолевать приступы голода. Калихман никогда не ест во время соревнований, считает, что перегружать желудок незачем. Хотя перекусить можно на питательных пунктах. Там все подают, вплоть до водки.
А вообще ледовый марафон — это еще и красота Байкала. Аркадий Давидович уже не переживает сверхвозбуждения от пейзажей, но завидует тем, кто впервые бежит по льду озера.
— Я вижу их восторг, волнение и страх, — говорит ученый. — Сам уже не испытываю сильных эмоций, просто радуюсь, что еще здесь, что бегу, что жив. И вспоминаю слова моего хорошего приятеля, фотохудожника Александра Князева: «Мы здесь на миг, а Байкал будет всегда».
Во время Вроцлавского марафона в 1990 году сдержанный Калихман все же испытал настоящий восторг. Еще бы, он стал первым в своей возрастной группе и установил свой личный рекорд: преодолел 42 километра за 2 часа 40 минут. Тысячи нарядных людей стояли тогда вдоль дороги, по которой бежали спортсмены. Детишки были в белых костюмчи ках и платьях. Неужели это в честь соревнований? — удивился Аркадий Давидович. Потом оказалось, что просто в субботу многие поляки, по католической традиции, собрались на службу в костел.
В Израиле в 1992 году Калихман победил в самом низком марафонском забеге по берегу Мертвого моря. Было очень приятно подниматься на пьедестал.
— Я никогда не кричу от восторга, как некоторые спортсмены. Не выпускаю эмоции. И слава Богу, — говорит Аркадий Давидович. — Когда-то мой папа, родившийся в позапрошлом веке, пришел ко мне на работу в институт и поразился: «Как ты можешь быть таким спокойным, когда вокруг так много красивых девушек? Ты, Аркадий, живешь разумом, а надо жить страстями». Хотя мне кажется, что я именно страстями и живу. Разве бег, марафон не страсти? Еще какие.
На прощание профессор вспомнил один забавный случай, произошедший в 1973 году. Тогда они с Владимиром Кейко впервые решили перебежать по льду Байкала от Танхоя до Листвянки.
Когда до Листвянки оставалось километров пять, они увидели домики, где жили работники лимнологической станции. «Эй, мужики, куда бежите?» — поинтересовались работники. «Китайцы Танхой взяли, вот и убегаем», — серьезно ответили бегуны. Руководитель станции, не поняв юмора, закричал остальным: «Бежим! Китайцы Танхой взяли!» И, услышав дружный смех, с криком и ругательствами кинулся за марафонцами.

Аркадий Калихман — мастер спорта международного класса с 1990 года, заслуженный путешественник России,, победитель Байкальского ледового марафона и самый старший его участник.d10

текст: Екатерина САНЖИЕВА
фото из архива Аркадия КАЛИХМАНА

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти