Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Наталья Рагозина. Интервью. «Царица мирового ринга».

Ragoz-machНаталья Рагозина собрала все существующие титулы в женском боксе. На любительском и профессиональном ринге (в боксе, кикбоксинге, тхэквондо) она провела более ста боев и не проиграла ни одного. Стала семикратной чемпионкой мира по боксу, взяла 21 победу на ринге и попала в Книгу рекордов Гиннеса как боксер, владеющий всеми возможными в профессиональном боксе поясами.

Наташа прилетела в Иркутск, чтобы встретиться с участниками автопробега
Москва — Иркутск — Москва, организованного компанией Peugeot. С недавних пор Наталья Рагозина — лицо Peugeot, и в своем выборе компания не ошиблась: в этой красивой женщине удивительным образом сошлись сила и нежность. На эксклюзивные фотосессию и интервью с королевой мирового ринга по боксу у нас было катастрофически мало времени — всего два часа двадцать минут. Когда стрелка часов перескочила назначенную цифру, стало ясно — встреча вовремя не начнется, и времени будет еще меньше. Мы нервничали, зная, что день Рагозиной очень плотный, Наташа устала с дороги, к тому же, на восемь ноль­ноль назначен ужин. Как говорится, «война — войной, а ужин по расписанию». Мы ждали, понимая, что должны совершить невероятное — кроме интервью, Наташе нужно сделать для фотосъемки прическу и макияж.

…Рагозина вышла из машины… Вернее, не так. Машины подъехали, и в одной из них была Наталья Рагозина. Дверца распахнулась, и из салона автомобиля показались стройные бесконечно длинные ноги в туфельках на высокой шпильке. А потом их роскошная обладательница, заставившая миллионы мужчин пересмотреть свои взгляды на вопрос, совместимы ли ринг и женщина. «Офигеть!», — вырвалось у кого­то. Наташа засмеялась.

Игра в пятнашки

Х.В.: Наташа, наш фирменный вопрос: что для вас жизнь в хорошем вкусе?

Н.Р.: Хороший вкус должен проявляться во всем: в еде, в одежде, в выборе друзей, машины… Мне, к примеру, очень нравится автомобиль Peugeot. У меня кабриолет 308 СС, белого цвета.

Х.В.: Вам подарили его на день рождения?

Н.Р.: Да, это был такой замечательный подарок! Кабриолет очень красивый, комфортный. Особенно мне нравится, что в Peugeot 308 СС анатомические передние сиденья, а его подголовники оборудованы системой, направляющей поток воздуха к шеям пассажиров. Так что можно садиться с открытым верхом и не бояться, что продует.

Х.В.: Вы такая женственная, красивая. Как удается сохранять привлекательность?

Н.Р.: И правда — женщины­­боксеры похожи на мальчиков. Не поймешь, то ли это женщина, то ли Тайсон в юбке…(смеется). Я сильно не качаюсь. Не хочу быть, как Шварценеггер. Хоть и занимаюсь боксом, но женским боксом!

Х.В.: Но вы тренируетесь с мужчинами…

Ragoz-taurН.Р.: Честно сказать, женщин, с которыми бы я встала в пару, нет. Боксировать одной рукой и не в полную силу несерьезно. И неинтересно. Мои друзья­мужчины меня выручают, приезжают на тренировки, чтобы помочь в работе профессиональной. На боксерском сленге это называется «игра в пятнашки». Мужчины знают, куда можно ударить, куда нет. Кто кого обхитрит, быстрей заденет. Они, конечно, не в полную силу работают. Когда мы спарринговались с моим другом Колей Валуевым, и он меня случайно задел по плечу, было не очень приятно, у него рука тяжелая. Такие тренировки очень помогают в работе, без них не знаю, что бы я делала, надо было бы выписывать женщин из Европы, Америки, оформлять визу, это долго и дорого. Да и такого результата бы не было.

Х.В.: Да и у вас, Наташа, неслабый удар. Не случайно вас называют «Человек­­удар», «Кувалда». Последнее не обидно?

Н.Р.: Не обидно. Потому что, в самом деле, бью я сильно. У меня удар, все говорят, — мужской. Это не мое мнение, а ребят. Своих соперниц отправляю в нокаут.

Х.В.: Насколько бокс по сравнению с другими видами спорта — честная игра?

Н.Р.: Все думают: бокс — мордобой: вышел, надавал по голове… Ничего подобного! Бокс — как шахматы, думаешь, обыгрываешь. Обхитрить соперника очень интересно, достать, чтобы он оказался в нокауте. Если думать, бокс будет еще интереснее, еще красивее. У меня тренер — олимпийский чемпион, Вячеслав Яновский. Мы с ним сработались, он мне помогает оставаться не побитой, красивой. Держу всех на длинной дистанции, на левом джебе. Я не могу проиграть. Я же чемпионка. В жизни. А когда в кино («Белая медведица») был нокдаун, было тяжело упасть, и когда я смотрела фильм, у меня аж мурашки по телу: «В жизни этого быть не должно! Не дай Бог».

Х.В.: Вы верите в Бога?

Н.Р.: Да, я верующий человек. Но чтобы специально идти и молиться — нет. Перед боем иду в церковь и ставлю свечи. В Екатеринбурге, в Германии… И, знаете, получаю такой заряд энергии — даже не снилось.

Х.В.: У вас есть святой, к которому вы обращаетесь?

Н.Р.: Мой ангел­­хранитель — Наталья. У меня с собой ее иконка.

С чего начинается Родина

Х.В.: Из тех прозвищ, которые вам понапридумывали, какое к душе?

Н.Р.: У нас в России правила царица Екатерина Великая, которая была родом из Германии. Немцы меня называют Царица. Не знаю, почему они так прозвали. Царица. Это очень приятно. А наши (Наташа улыбается), наши называют Кувалда.

Когда Наталья Рагозина выходит в Германии на ринг, сотни немцев поют российский гимн, чтобы поддержать любимую спортсменку. Друзья Наташи, бывающие на ее выступлениях в Германии, рассказывают, что это настолько трогательное зрелище, когда взрослые здоровые мужики… (представляете, как выглядят поклонники бокса?) вдруг с первыми звуками гимна России встают и начинают петь, не зная ни слов, ни произношения. Но подпевают, потому что уже не раз бывали на выступлениях Наташи и выучили мотив.

На вопрос «С чего начинается Родина?» Наташа Рагозина, подумав, отвечает: «Наверное, с победы. Наша страна победила в войне. Победа… С этого начинается моя Родина. Я благодарна людям, которые воевали, побеждали для того, чтобы мы были счастливы, здоровы, жили, процветали. Спасибо им большое».

Свои победы Рагозина тоже приносит России. И когда стоит вопрос об ее участии в Олимпиаде 2012 года, говорит:

Н.Р.: Когда я уходила в женский профессиональный бокс, Олимпиады не было. Я думаю, будет правильно, если женщинам­профессионалам разрешат боксировать на Олимпиаде. Знаете, как в хоккее? Они играют и в профессионалах, и в любителях за Россию. Сейчас мы ждем регламент, новые правила, которые должны утвердить. Тогда будет ясно — можно нам участвовать или нельзя. Но, тем не менее, из сборной России никто не звонил и не спрашивал — хочу я выступать, не хочу. При этом у меня уже есть предложение от Казахстана, где я родилась. Мне позвонили из Германии, потому что выступаю в Германии под российским флагом и спросили — не хочу ли выступать за них? Я никому пока ничего не обещала и никаких ответов не давала, но, если нашей сборной окажусь не нужна, не исключаю, что выступлю на Играх за сборную другой страны.

У Наташи обостренное чувство Родины. Даже сына она назвала самым русским именем — Иван.

Я завалила Памелу в восьмом раундеRagoz-zal

Х.В.: Чем вы больше всего гордитесь?

Н.Р.: Я горжусь cвоим сыном. Считаю, что правильно его воспитываю, он меня понимает, слушается, уважает. Это самое главное для матери. Я бы хотела, чтобы он был достойным, настоящим, спортивным и никогда не обижал женщин. Сейчас ему 9 лет. Он боксом не занимается, ему нравится баскетбол.

Я горжусь тем, что делаю. Выигрываю и горжусь этим, потому что ту работу, которую провожу в боксе, показываю на ринге, выполняю на сто процентов.

Я думаю, есть моя заслуга в том, что женский бокс ввели в Олимпиаду, что о женском боксе узнали. Ведь где бы я ни была, всегда говорю о женском боксе. Если я за что­­то берусь, довожу это до конца. Это с детства. И я горжусь тем, что на пол­пути ничего не бросаю.

Х.В.: Вы сильная женщина и физически, и духовно. А у сильной женщины Натальи Рагозиной есть какие­то слабости?

Н.Р.: Конечно, есть. Я сильный человек в спорте, боксе. Я вообще сильный человек. Меня разозлить тяжело, а обидеть легко. Понимаете? Чтобы разозлить, надо так меня довести! Я могу заплакать, потому что все пропускаю через сердце, воспринимаю очень ранимо. Я не могу пройти мимо, если человека обижают.

Х.В.: Была ли ситуация, когда вы не на ринге, я в жизни разобрались с мужчинами?

Н.Р.: Это было очень давно. Сейчас я уже другая Наташа Рагозина. Стараюсь все объяснять на словах, к тому же сейчас меня узнают и опасаются связываться. Раньше были моменты — приставали, отбивалась. Но чтобы сейчас ходить и драться — нет. И не советую никому драться на улице.

Х.В.: Самые яркие победы и самые яркие поражения Царицы мирового ринга?

Н.Р.: Хоть все мои бои трудные, поражений не было. А победа — она всегда яркая. Но последний бой был самый запоминающийся. Я выиграла у Памелы Лондон. Интрига была в том, что я, «легкая», пошла биться в «тяже» — я в весе 76 килограммов, а Памела — 107! В боксе каждый грамм имеет значение. Я перешла в другую категорию, потому что со мной никто уже не хотел драться. Признаюсь, было опасно, страшно. На ринг вышла чемпионка мира Памела Лондон по кличке «Граната». Мой тренер сказал: «Наташа, если будешь стоять — будешь получать, двигайся». Я завалила Памелу в восьмом раунде, она упала. Видели, как упала? Красиво. Но я хочу сказать — она не чебурашка, она чемпионка. Один раз она мне попала сквозь губы. И тут я поняла — надо ее быстрей уже валить.

Это было в Екатеринбурге, на родине моих папы с мамой. Бой запомнился тем, что впервые я собрала зрителей 7000 человек. Я боялась, что люди не придут. Был мороз 35 градусов. А мне говорят — успокойся, выйдешь, отбоксируешь, пусть будет не полный зал. Но когда мы подъехали к спортивному комплексу, увидели — народ стоит, как в кино, в театре, спрашивают лишний билетик. Всем понравилось, все получили удовольствие. Думаю, надо проводить еще такой бой и, открою вам секрет — скорее всего, это будет перед Новым годом.

Х.В.: С кем?

Н.Р.: С американкой. Не с мужчиной точно (смеется).

Х.В.: Значит, это будет серьезный бой, не «пятнашки».

Мама сказала: «Брось бокс»

Х.В.: Вы, наверное, и в куклы не играли?

Н.Р.: Здрасьте! Играла. Я их разукрашивала — и помадой губы, и лаком ногти. Я никогда не играла с мальчиками, никогда не играла в машинки.

Х.В.: И не дрались с мальчишками?

Н.Р.: Нет. Но всегда могла за себя постоять. Всегда могла защитить девчонок. У меня была такая природная сила, природный дар. И я им воспользовалась. Нашла свой путь. И думаю, каждый человек свой путь найдет, если будет идти в правильном направлении.

Х.В.: Как начинался ваш путь?

Н.Р.: Родилась я в Казахстане, а мама и папа с Урала. Я росла в многодетной семье: у меня три сестры и брат. На мой взгляд, неплохая школа для самостоятельной жизни, учишься отвечать за себя

и за других. Старшая сестра Татьяна отдала меня в спорт с семи лет, я ей очень благодарна. Жила и училась в спортивном интернате, была чемпионкой Казахстана, чемпионкой Азии: бегала на средние дистанции. Легкая атлетика заложила во мне выносливость, спортивный характер. Потом уехала к родителям на Урал, а там были ребята, которые заманили в бокс: «Наташка, у тебя рука тяжелая, тебе надо боксом заниматься». Я пришла, попробовала. Мне тут же разбили губу, кровь испачкала футболку. Тренер сказал: «Наташа, это еще не кровь, ты крови не видела». Но я подумала: «Это не мое». Пришла домой, а мне моя тетя Валя говорит: «Ты так просто сдашься?» Я вернулась, начала заниматься. И с тем парнем потом у меня был поединок, ему мало не показалось. Не хватало техники — ее мне поставили. И уже потом с периферии я поехала в Москву. Настоящие чемпионы находятся на периферии. У них есть желание, мотивация, но нет возможности тренироваться. Чемпионами не рождаются — ими становятся. Я всегда говорю это детям.

Ведь так получилось — боксом я занялась не сразу. Дело в том, что десять лет назад женского бокса у нас еще не было. Так, одни разговоры, а кикбоксинг уже был, и девочек тренировали. Пришлось начинать с него.

Х.В.: Родители были не против?

Н.Р.: Против. Мама сказала: «Наташа, зачем тебе это? Ведь мозги выбьют! Ты красивая девочка, не надо уродовать себя, брось бокс». Первое время я была в боксерском зале как белая ворона. Представляете, я одна — и куча парней. Но меня не сломали. И мой первый тренер Александр Сергеевич Малышев сказал: «Наташка, ты будешь чемпионкой мира». Я не поверила, но в итоге стала абсолютной чемпионкой мира!

Х.В.: Наташа, о чем вы мечтали в детстве, и осуществилась ли эта мечта?

Н.Р.: Кто­то мечтает быть космонавтом, учителем, балериной, я хотела стать моделью или стюардессой. Но для стюардессы была высокая слишком, в три погибели в самолете ходить неудобно.

Х.В.: Вы много времени уделяете ребенку?

Н.Р.: Мой ребенок — это самое дорогое в жизни. Если есть возможность, всегда его беру с собой: на сборы, на соревнования. Суббота и воскресенье — только с сыном. Никаких тренировок, никаких журналистов, съемок.

Х.В.: В разных городах вы с детьми встречаетесь на мастер­классах. И сегодня будете передавать свое мастерство иркутским ребятам.

Н.Р.: Сейчас время, когда нет хороших тренеров, которые могут помочь, подсказать. А если есть, то учат платно. Поэтому я приезжаю и бесплатно провожу занятие.

Х.В.: А какой график жизни у многократной чемпионки мира Натальи Рагозиной?

Н.Р.: Надо один раз со мной рядом побыть и увидеть, как я живу. Вот, к примеру, последний день перед вылетом в Иркутск. Накануне у меня украли сумку с паспортом, правами. Я поехала в паспортный стол: слава Богу, меня там знают, пообещали сделать за три дня. Дали справку. У меня нет помощников, нет слуг. Все делаю сама. Отстояла в очереди среди бабушек и дедушек в сберкассу. Оттуда — в магазин, где сумку украли, директор обещал все найти. Еду на тренировку. Работаю в зале. Потом в школу. Забрала ребенка. Поехала в ресторан поужинать с Егором Бероевым — мы познакомились с ним на съемках фильма «Белая медведица» и подружились. Потом домой, собирать вещи.

Х.В.: Вы себе не отказываете в еде? Как относитесь к диетам?

Н.Р.: Если занимаешься спортом, нужно быть в форме постоянно. Но сидеть голодать — у меня такого нет. Просто надо, как говорит Плисецкая, меньше жрать. Вообще, люблю вкусно поесть. Люблю новые вкусовые ощущения. Егор Бероев, когда узнал, что я лечу на Байкал, посоветовал попробовать сига. И здесь в ресторане я сразу попросила, чтобы мне приготовили эту рыбу.

Х.В.: Вы помните, на что потратили ваш первый заработанный рубль?

Н.Р.: Не помню. Наверное, на сладкое. Угощала всех пирожными, мороженым. Я зарабатывала сама, была официанткой, полы мыла. Зато у меня всегда водились свои карманные деньги. Ни у кого не просила в долг.

Соперницы спят и видят забрать мои победы

Х.В.: С собой приходится бороться?

Ragoz-perhН.Р.: Нет. Единственное, что делаю — настраиваюсь каждый раз по­новому на бой. Потому что мотивация уже не такая большая. Мотивация — мои пояса, мои награды, моя вершина чемпионская. И я не хочу с нее падать, хочу там задержаться, пока могу. Пока у меня есть сила. Вот только почувствую, как начну бороться с собой, заставлять себя, тогда — пора. Всегда нужно уйти вовремя. Я об этом думаю, не забываю, что у моих соперниц большая мотивация — они спят и видят забрать мои пояса.

Х.В.: Какова доля таланта в ваших успехах?

Н.Р.: Талант нужен. Но самое главное — это удача. Без удачи никуда.

Х.В.: Что надо делать, чтобы мечты сбывались?

Н.Р.: Работать, работать и еще раз работать. «Мечты сбываются», как говорит Газпром (смеется).

Х.В.: Ваша встреча с Лейлой Али — пятикратной чемпионкой мира, дочкой легендарного Мохаммеда Али, так и не состоялась?

Н.Р.: История с Лейлой Али мне уже не интересна. Я пришла в профессиональный бокс во многом из­за нее, чтобы доказать — в России есть девчонки и посильнее. И у меня была мотивация стать чемпионкой мира и встретиться с Али. И когда я уже завоевала свои титулы, захотела встретиться с Лейлой. А она начала ставить условия, потому что была великой. Лейла Али только угрожала. Сегодня я чемпионка мира, я дошла до той ступени, где была она. Она сейчас мне уже не интересна. Теперь она должна за мной бегать и искать, как со мной сразиться. Но она этого не хочет. Лейла сказала: «Я не хочу драться с Рагозиной (это она правильно сказала), оставьте меня в покое».

Х.В.: Какие чувства вы испытываете к соперникам?

Н.Р.: Я всегда уважаю их. Если выходят со мной в ринг, значит, они уже достойные. Они не испугались. Они не чебурашки.

Х.В.: Наташа, вы снимались обнаженной для глянцевых журналов — очень красивые съемки!

Н.Р.: Это было давно, когда еще женский бокс не знали. И я хотела показать, как сочетается женская красота с боксом — красота и сила. Сейчас я уже не снимаюсь.

Х.В.: Что сложнее — участие в фотосессии или выход на ринг?

Н.Р.: Конечно, бокс. Вы что? На сборах, представляете, что такое: пробежать кросс 10­15 километров в гору!

Х.В.: Кто вам шьет одежду, в которой вы выступаете?

Н.Р.: Дизайнер Илья Шиян. Хожу у него по подиуму на Неделе моды в Москве с огромным удовольствием. Я же мечтала об этом! Я, конечно, не модель. Но спортивная, подтянутая. Прошлый раз приглашала Колю Валуева — на него шили штаны кожаные, и мы выходили вместе. А еще был такой момент. У меня первый раз на заказ была сшита форма. А обычно спортсменов в перерывах поливают водой. Я говорю тренеру: «Меня водой не поливать. Костюм испортите». «Что?!» — закричал учитель и всю воду на меня вылил: «Иди, боксируй!»

Х.В.: Поделитесь своими «неспортивными» планами.

Н.Р.: В прошлом году вышла в свет моя книга «Нокаут от блондинки». Скоро будет продолжение. Я была в Сочи, Нальчике, у вас. Материалы об этих поездках войдут в новое переиздание. И еще: если будет подобный автопробег, я обязательно приму в нем участие!

Х.В.: А ваша спортивная мечта?

Н.Р.: Стать Олимпийской чемпионкой. В моей копилке не хватает Олимпийского золота.

Марина Станиславчик

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти