Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

амстердам. Город «Можно»

d22Демократичную атмосферу Амстердама я полюбила сразу, еще десять лет назад, когда оказалась здесь на несколько часов. И с тех пор мечтала подольше подышать воздухом, в котором отчетливо ощущались ноты неповторимой свободы. Этим летом, наконец, удалось более пристально рассмотреть маленькие улочки Амстердама, его узкие каналы, ветряные мельницы, цветочный рынок и не раз послушать бой часов на башне неподалеку. Атмосфера этого удивительного города, несмотря на дождь, а, быть может, особенно в дождь, — запала в душу надолго. Надо будет еще приехать, тем паче, что и повод остался. Какой — скажу в конце

.ЗЕЛЕНОЕ НАСТРОЕНИЕ

Накануне поездки я окрасила волосы в зеленый цвет и почему-то была уверена, что таких чудиков в Европе увижу не один десяток. Однако ожидания мои не оправдались: ярких красок на местных женских головах не наблюдалось. Одет народ просто, иногда забавно. В России, особенно в ее части, удаленной от двух столиц, сто раз подумали бы, прежде чем выйти в таком виде на улицу.
Я в Амстердаме в своем привычно ярком стиле смотрелась довольно гармонично, разве что на цвет волос некоторые оборачивались. Пару дней мы с мужем просто гуляли по улочкам, укрываясь от дождя под зонтиком и оранжевым плащом.
Так как город этот небольшой, по сути, все достопримечательности можно обойти за день. Сначала мы покатались на кораблике по каналам и реке Амстел, полюбовались с воды на местные разноцветные «пряничные» домики, слепленные один с другим, окна со ставенками, максимум по три окна во всю ширину дома. В центре Амстердама часто можно увидеть дома, которые буквально нависают над улицей, кажется, будто еще немного — и стена обрушится. Оказывается, их построили в 15-16 веках, когда земля была очень дорогая, вот люди и возводили дома, расширяя их к крыше: каждый следующий этаж больше предыдущего.
В один такой отдельно стоящий (что редкость!), тоже малость покосившийся, черно-белый домик мы зашли подышать стариной. В нем когда-то жил человек, который открывал шлюзы, а теперь другой человек открыл здесь бар. В подобных местах я живо представляю себе, каким тут все было раньше, как скрипели ступени лестницы, когда по ним ходили прежние хозяева… В таких домах непременно должны селиться привидения.
Воды в этой маленькой стране более чем достаточно: еще с высоты самолетного полета замечаешь поля и луга, испещренные каналами и протоками. Их делают для того, чтобы понизить естественный уровень воды. Каналы проходят по всему Амстердаму, поэтому иметь свою лодку здесь такое же обычное дело, как у нас — личный автомобиль. Некоторые просто живут на собственных баржах и, во время очередного приступа тяги к перемене мест, меняют место дислокации своего пристанища.d23

ЦВЕТНАЯ ЖИЗНЬ

Рынок цветов в Амстердаме на берегу одного из каналов — красота неимоверная! Здесь совсем недорого, от 1 евро и выше, можно купить семена пальмы, огромные клубни каких-то необыкновенных цветов, например, черных или ярко-синих, совершенно нереальных тюльпанов. Хотя в самом городе цветов практически нет — все заасфальтировано, и им просто негде расти. Цветут они в специально отведенных местах, например, в большом ландшафтном парке Кукенхоф. Но и то, чтобы полноценно насладиться, надо приезжать, например, на день рожденья королевы — 30 апреля. Или в мае.
По рассказам очевидцев, в парке создается впечатление волшебного леса, где у подножия деревьев большими яркими пятнами, широкими полосами или зигзагами, откуда ни возьмись, появились гиацинты, тюльпаны, нарциссы и т.д. Цветы — везде: вдоль дорожек, между деревьями, на лужайках, вокруг фонтанов. В прошлом году тема парка была «Из России с любовью». На одной из клумб в той части парка, где деревьев поменьше и клумбы имеют ярко выраженную геометрическую форму, из цветов были высажены целые картины в форме русских церквей. В одном из павильонов на березках висели шубы, дубленки и меховые шапки. Голландцы стояли в очереди, чтобы сфотографироваться в шубе на фоне берез, как «настоящие русские».
В Кукенхоф мы не поехали, а просто пробежались по цветочному рынку, получив от этого незабываемое удовольствие, сопряженное с сожалением, что нам незачем все это купить. Приобрели в подарок друзьям сувенирной продукции, коей здесь в избытке. Местный колорит передают мельницы и деревянные башмачки-сувениры — кломпы, размер которых начинается с брелока для ключей и достигает 45-го. Ради смеха примерили, но как их носить — непонятно. Ощущений таких не было ни в одной другой обуви, как в каких-то колодках — ничего не гнется.. Вызвало большие сомнения, как в них вообще ходили люди. А ведь ходили же, да и сейчас, говорят, ходят — преданные традиции крестьяне. Они уверяют, что в кломпах летом не жарко, зимой не холодно, да и на гвоздь наступить не больно. Сейчас в год в Голландии выпускается около 3 млн. пар — для всех заинтересованных в этой нестандартной для нашего времени обуви.

 

БЕЗ ЗАПРЕТОВ

Все, что неприемлемо для нас, в этой стране не считается таким уж предосудительным. Голландцы терпимо относятся к проституткам, к нетрадиционным парочкам, обнимающимся при скоплении народа, к кофешопам, торгующим марихуаной. В столице Нидерландов есть даже два Музея секса, где (мой вам совет) нужно с юмором воспринять коллекции фото, картин и скульптур соответствующего содержания. В одном из этих музеев воссоздан знаменитый уголок Амстердама — таким, какой он был еще лет сто назад — Квартал красных фонарей.
Квартал, кстати, по сию пору сохранил свое предназначение — на центральной улице города за стеклянными витринами с красноватой неоновой подсветкой разнокалиберные и разновозрастные полуобнаженные девицы и дамы призывают всем своим видом расстаться с 50 евро. Во многих странах проституция находится под запретом, легализовать этот вид деятельности не позволяют моральные устои общества, и только в Голландии — это такая же профессия, как и многие другие. Само собой, что дамы, занимающиеся этим «бизнесом», платят налоги, имеют социальные льготы и пенсионный возраст.
«Красные фонари» — это не только девушки легкого поведения, но и другие развлечения с сексуальным подтекстом. Один зазывала практически затащил нас на какое-то неприличное шоу. Но мы — «руссо тури-сто, облико морале» — устояли. Правда, чтоб как-то обнадежить человека, с надеждой в голосе спросили: «А шоу у вас и завтра тоже будет?». Он обрадовался: «Ноу проблем, шоу каждый день». Но мы подло обманули его ожидания.
Здесь ничего не стесняются и все принимают так, как есть. Се ля ви, как говорят во Франции, которая где-то неподалеку. В Париже, кстати, тоже имеется подобный квартал.
В общем, Амстердам — город без категоричны запретов. Здесь разрешены кофешопы — это такое специальное место для релаксации. Хотя кроме кофе, прохладительных напитков и, говоря нашим языком, самокруток, ничего и нет. Но ведь и этого более чем достаточно. В 1972 году страна решила, что на употребление марихуаны в малых дозах можно глаза официально прикрыть. Само название «кофешоп» сохранилось со времен, когда марихуана была под запретом, и в этих маленьких кафе собирались хиппи, которые с удовольствием нарушали запреты.
В кофешопах, несмотря ни на что, есть свои правила. запрещено продавать жесткие и химические наркотики, а также коноплю несовершеннолетним; не разрешается реклама наркотиков; вам не продадут более 5 граммов травы за раз и строго спросят за нарушение тишины и общественного порядка. Даже в таких местах нужно следовать букве закона.
Сегодня в нидерландах насчитывается около тысячи этих местечек, которые отличаются от обычных кафе более мрачным интерьером и специфическим запахом. Нам по дороге встретился даже магазин семян конопли. Здесь за разговором с продавцом можно обсудить проблемы ее выращивания и захватить в подарок плакат с разнообразными видами этого всемирно известного растения.d24

ВСЕ ПЕРЕМЕЛЕТСЯ

 

В последний день перед отъездом мы отправились к мельницам, которые являются практически главным символом Амстердама. От одного вида этих огромных крылатых существ у меня буквально замирало сердце. Мельницы в Голландии раньше делали практически все. мололи муку, выкачивали воду из осушаемых участков земли, размешивали краску, пилили лес и тд. Сейчас в Амстердаме их осталось всего две. Музей мельниц под открытым небом Заансе Сханс находился за чертой города, но мы не поленились и поехали туда на автобусе.
Помимо нескольких действующих мельниц, куда за дополнительную плату можно было зайти внутрь и послушать, чем конкретно занимаются мельники (например, изготавливают специи или краски на основе извести), здесь еще есть маленькие музейные домики. Мы побывали только на мельнице, где во дворе гордо прохаживались петухи и куры, а еще в воздухе витал wi-fi. Не в силах совладать с собой, я тут же выставила на свою страничку в социальной сети фотографию себя родимой, сидящей на деревянном кресле с нетбуком на фоне мельницы. Начав получать восхищенные комментарии, я с глубоким удовлетворением вышла из интернета. Мельница, где мы так дивно провели время, попив горячего шоколада, оказалась лесопилкой. Хозяева радушно улыбались, пахло свежими опилками, и от романтики, возникшей в
душе, захотелось петь.
Тут же в магазинчике на территории продавался знаменитый голландский сыр, искусство производства которого народы, обитавшие на территории современных Нидерландов, переняв у римлян еще в I веке до нашей эры. В 1426 году в роттердамских торговых книгах впервые зафиксирована профессия «сыродел», а сыр в то же самое время превратился в некое подобие валюты: голландские моряки даже платили сыром портовые налоги! Оно и понятно: этот продукт практически не портился, пищевая ценность его не подлежала сомнению, цветом он напоминал золото, а круглой формой — монеты. Сейчас Голландия занимает почетное место в списке самых известных стран-производителей сыра. Культура сыроварения — гордость голландцев.
В наше время перед покупкой практически в любом небольшом магазине сыр можно попробовать. Но покупать дегустаторов никто не заставляет, тем более что видов сыра столько и напробуешься так, что покупать уже и не хочется. Разве для того, чтоб кого-нибудь угостить.
В Амстердаме обычное дело — частные сыроварни, куда завозят туристов с коммерческой целью. Размеры сыров поражают воображение — некоторые просто как отформатированная коровья голова. Один так и назывался — «Старая корова». А знаменитый голландский сыр «Гауда» назван, как город, где его делают. В Гауде есть старинная фабрика сыра, превращенная в музей. Здесь показывают процесс приготовления сыра, учат делать правильный выбор при его покупке. Сыроделы Гауды любят повторять. «Мы делаем сыр, а не дырки» (в правильном сыре Гауда дырок быть не должно).

 
КРУТИ ПЕДАЛИ

d25Каждый, кто хочет хоть ненадолго почувствовать себя местным жителем, должен непременно взять в прокат велосипед, ведь это основной вид транспорта жителей этого города. В Нидерландах их насчитывается… да разве ж их сосчитаешь, когда здесь просто миллионы велосипедов! Самые разные: видавшие виды, новые, дамские, украшенные искусственными цветами, с корзинами для продуктов, с сумками для всего остального, с креслами для потомков.
Амстердам — это просто рай для велосипедистов: здесь всюду велодорожки и велосветофоры, а также многоэтажные велопарковки, аналога которым не встречала нигде. Ездят буквально все: от отроков до глубоких старушек. Иногда на светофоре собирается порядка 10-15 велосипедистов одновременно. В Амстердаме водитель двухколесного коня всегда прав, даже если едет в полночь «без горящей фары по улице с односторонним движением в противоположном направлении». Некоторые опытные велоголландцы вытворяют такое, что просто диву даешься: парочки едут на двух велосипедах, взявшись за руки, в дождливую погоду велосипедист может ехать, одной рукой управляя рулем, а другой держа над собой зонт, рядом с некоторыми вприпрыжку бегут на поводке собачки. В общем, творят, что хотят, за что порой бывают и наказаны. Все же, как ни крути (педали), а это дорожное движение!
Мы попытались сделать круг почета вокруг Музея Немо, но с его тыльной стороны суша быстро закончилась. Нам показалось опасным ездить рядом с набережными, где нет никакой ограды. По слухам, ворованные велики как раз и скидывают в каналы, заметая следы.
Так вышло, что покатались мы из трех оплаченных часов всего полтора. В остальное время дегустировали местные гастрономические специалитеты. Очень нам понравилась знаменитая амстердамская селедка «матиас». Это очень нежная маленькая рыбка, которая ни разу не нерестилась, ловят ее в мае-июне. Она продается уже чищеная, позвоночная кость удалена, и две части филе висят на хвосте. Голландцы берут ее за хвост, макают в нарубленный репчатый лук и, держа за хвост, целиком отправляют в рот. Как вариант, ее едят с соленым огурцом и белым хлебом. Мы сделали по той же схеме, но с пивом. Тоже вполне жизнеспособный вариант. А вот что до национальных голландских крокетов (картофельное пюре с зеленью или кусочками свинины, свернутое в шарик, обвалянное в сухарях и прожаренное во фритюре), так больше раза пробовать их желания не возникло.
Зато возникло желание непременно вернуться в этот город. Вдоволь покататься на велосипедах. Снова заглянуть на цветочный рынок. И купить клубни черных и ярко-синих тюльпанов, чтобы, когда у нас, наконец, появится кусочек земли, мы могли бы вырастить яркий островок этого удивительного города.

текст и фото: Надежда СЕРЕБРЕННИКОВА

Навигация

Предыдущая статья: ←

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти