Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Материнская ЛИНИЯ

Став взрослой, однажды ты увидишь, как явственно проступают в тебе черты мамы, бабушки и прабабушки, и ощутишь цельность и непрерывность материнской линии, как непрерывность рода.

ЕЛЕНА И ОЛЬГА ГЕЕВСКИЕ

Сначала ловишь удивительное внешнее сходство, а потом подмечаешь ту основательность и ответственность, которые объединяют маму и дочь и позволяют им развивать вместе дело под названием «Бьюти-холдинг «Арт».

В чем вы похожи?

ЕЛЕНА: Наши дети – это не только мы, но и поколение, которое стоит за нами. В дочери я вижу черты и моей мамы, и мамы моего мужа. Конечно, женское начало дает о себе знать, и связь между мамой и дочкой – она особенная. Это теплота, больше понимания женского и женственность, которой мы с Олей схожи. Нас объединяют не только родственные чувства, но и профессиональные. Когда она начинала, было очень сложно вместе работать, но сейчас все уравновесилось. С моей стороны больше понимания, с ее – терпения. Нам, родителям, важно уважать выбор своих детей и доверять ему.

ОЛЬГА: Мы похожи характером и темпераментом. В моем характере меньше синусоид,
но у мамы посильнее внутренние импульсы. У мамы обостренное желание быть полезной, необходимой – для близких, для работы. У меня это тоже есть, но несколько сглаженное.

Что любите делать вместе?

ОЛЬГА: Быть в семье. Это важная часть жизни. ЕЛЕНА: Совместные семейные обеды, ужины.

И еще походы в лес: надел кеды – и на прогулку часа на полтора.

Когда дочь начала примерять украшения, наряды?

ЕЛЕНА: Оле это долгое время было неинтересно. Лет до 20 были куртки, джинсы, ботинки спортивные. Но я знала, что не надо нажимать на ребенка.

ОЛЬГА: А кто выкидывал мои рваные джинсы? Я сама их из мусорки доставала.))

ЕЛЕНА: Ей было годика 3-4, когда она нарядилась в мою немецкую ночнушку, вырезала дырочки для рук, шнурочки продела.

ОЛЬГА: То был мамин белый гипюровый пеньюар, который хранился в коробке до лучших времен. Я открыла шкаф, там розовая красивая коробка. В ней лежит чудесное кружевное платье. Тут же его на себя надела. Ножничками вырезала дырочки…

Мне периодически наследство передается. От бабушки, маминой мамы досталось. Помню, она меня подвела к своей шкатулке, сказала – выбирай. Я выбрала украшение с янтарем. ЕЛЕНА: Эти украшения – обереги династические. Может, они не такие дорогие, еще с советских времен. Но я смотрю, как Ольга любит эти вещи, она с радостью их носит. Бывает, что колечко незамысловатое, но настолько к душе. Или браслетик серебряный, принадлежавший моей маме – она его любила, и ты помнишь ее руку и этот браслет. И потом, когда ты его надеваешь – это дорогого стоит. Это память, это энергетика родителей.

ОЛЬГА: Есть же дорогие сердцу вещи, которые будут храниться в семье очень долго и передаваться по наследству. Мама мне подарила новый стильный комплект итальянского дизайнера. Прекрасно, когда есть возможность сочетать милые винтажные украшения и современные.

Какие мамины советы пригодились в жизни?

ОЛЬГА: Не упрощать себя. Лет до 20 я неправильно это понимала, сегодня мне кажется, понимаю, в чем смысл.

ОЛЬГА СТРЕКАЛОВСКАЯ И МАРИНА ЛЕВАДА

В их голосах звучат общие интонации. А это формируется образованием и воспитанием. Неслучайно Марина открыла недавно Школу этикета и стиля Ecole. Она много всего успевает: занимается благотворительностью, реализует культурные и социальные проекты, в том числе в рамках деятельности областной Общественной палаты. Хорошо, что мама всегда рядом и готова помочь. Ольга – счастливая бабушка пятерых внуков, трое из них – дети Марины.

В чем вы похожи?

ОЛЬГА: У меня и у Марины – музыкальное образование. Мы знаем несколько языков: я учила в школе немецкий, но когда мы 4 года жили в Алжире, выучила французский. Марина знает французский и английский, сейчас учит итальянский. Если смотреть по родословной, у Марины есть черты моей бабушки по папиной линии – стать, манеры. Все бабушку дворянкой называли, родословной не было, но кто знает.

МАРИНА: В детстве такая внешность у меня была, что незнакомые часто путали с мальчиком – очень походила на папу, сейчас же с каждым днем все больше маминого, женского. Нам часто говорят, что мы похожи искрящимся взглядом и голосами.

Что вы любите делать вместе?

МАРИНА: Играть на фортепиано, петь. Из спорта – йога и лыжи. Еще в косметических масках любим по дому ходить.

ОЛЬГА: Любим ездить вместе отдыхать. Готовить. Накрывать праздничный стол. МАРИНА: Мне от мамы передалась культура готовить и накрывать стол – могу за 10 минут это сделать не только вкусно, но и красиво. Еще очень любим украшать дом. У мамы большая коллекция декоративных тарелок, весь лестничный проем занят. На каждой тарелочке записано, кто привез и откуда.

Когда дочь начала примерять мамины наряды и украшения?

ОЛЬГА: Практически как родилась. У нас есть одна фотография – Марина только научилась стоять, она стоит у трюмо и помадой красит себе брови.

Какой урок красоты преподала вам ваша мама?

МАРИНА: Мама в моем детстве для нас с сестрой и для себя много шила и вязала. Мне это не передалось – я терпеливая, но не усидчивая. ОЛЬГА: У меня девочки были одеты, как конфеточки, с ног до головы.

МАРИНА: Мне в детстве всегда неловко было привлекать к себя внимание. Зайду в трамвай, там все серое, а я нарядная. Весь трамвай смотрит. Но потом решила, что это миссия моя, – и мне это, кстати, помогло в будущем – не обращать внимания на то, когда привлекаю к себе излишнее внимание.

Какие мамины советы пригодились в жизни?

МАРИНА: Для меня важный момент: как ты относишься к другим людям, так относятся к тебе. Я никогда в детстве в своей семье не слышала повышенных тонов. Я к своим детям очень внимательно присматриваюсь и отношусь к ним, как к взрослым. Всегда спрашиваю: «А чего ты хочешь?» Дети не всегда к этому готовы, но я спрашиваю. Формирую их собственное мнение в отношении учебы, увлечений, здоровья, питания, воспитываю в них ответственность. Я ведь не всегда буду рядом. Есть индийская мудрость: ребенок – гость в твоем доме, покорми, напои, пусть выспится, но в какой-то момент он уходит. А ты остаешься.

ЕЛЕНА И СОФИЯ  ТРУФАНОВЫ

Бесконечное обаяние, улыбка, от которой теплеет на сердце: это – Елена, мама трех дочерей. Она – юрист компании «Киренский Речной Порт». Она же – основатель центра сценического искусства La Scene. Старшая дочь – харизматичная, яркая, энергичная – София. Она успевает учиться журналистике в МГУ, совмещая с учебой в Москве и преподавание классического балета в La Scene.

Любовь к балету у них – семейное.

В чем вы похожи?

СОФИЯ: Мы с мамой в детстве были очень похожи не только внешне, но и характером, – она мне об этом рассказала. Сейчас это сходство стало еще заметнее: мы вместе ставим цели, достигаем, идем дальше. По-другому не бывает.

В семье для нас самое главное – создавать уют и теплую атмосферу.

ЕЛЕНА: Мы любим устраивать домашние праздники, поддерживать семейные традиции. Если Новый год, то должна быть сказка, в которой все действуют. Чтобы стать одним целым, необходимо вместе проводить досуг. СОФИЯ: К каждому празднику мы готовимся. Помню, что в детстве всегда был праздником приезд папы из командировки – мы что-то рисовали, шарики надували, вкусненькое готовили.

ЕЛЕНА: Дети должны видеть и перенимать теплоту чувств, которую проявляют близкие и родные люди по отношению друг к другу. Это сплачивает. Дети уверены, что могут опереться на свою семью, что семья – всегда на первом месте. Когда они взрослеют, то становятся сильнее и увереннее в себе, эмоционально стабильнее.

Когда дочь начала примерять мамины наряды и украшения?

ЕЛЕНА: Лет в восемь Соня, надевая мои сапоги, подкрашиваясь, просила меня фотографировать ее. Я думала: «Боже мой, неужели она уже выросла?»

Какой урок красоты преподала вам ваша мама?

СОФИЯ: Мама мне с детства говорила, что девочка всегда должна быть ухоженной и опрятной, уметь грамотно и красиво выражать свои мысли. Уроки эстетического воспитания я начала усваивать с самого раннего возраста. ЕЛЕНА: Большинство секретов красоты мы узнаем от мам и бабушек. Правильно питаться, больше спать и защищать волосы и кожу от солнца мне всегда советовала моя мама – врач-косметолог. Бабушка учила ценить внутреннюю красоту женщины.

Упорство в достижении поставленных целей привили мне родители и спорт. Я в детстве занималась художественной гимнастикой, стала кандидатом в мастера спорта. А Соня грезила балетом, и в девять лет мы привели
ее в детскую балетную студию Иркутского музыкального театра. Балет прекрасен, но требует железной воли, выдержки, характера. Соня справилась. Мои младшие дочери, глядя на свою старшую сестру, тоже увлеклись балетом. Им нравится находиться в мире репетиций, спектаклей, конкурсов, концертов.

ОКСАНА ЗАЦЕПА И ДАРЬЯ ДЕНИСОВА

Слов «не умею» и «не могу» для владелицы бутика модной
одежды B&B Оксаны Зацепа просто не существует. Она может и умеет быть всегда красивой, элегантной, женственной, прекрасно готовит. Дочь многое взяла от мамы, создав свой концептуальный бутик-ателье By-Baronessa.

Чем вы похожи?

ОКСАНА: Вы знаете, иногда мне хотелось, чтобы некоторые задачи жизни моя Даша решала так, как это привыкла делать я. Жить, работать, отдыхать в режиме многозадачности для меня нисколько не утомительно. И когда Даша была помладше, мне казалось, что и она сможет добиваться своей цели, только следуя моему «рецепту жизни». Но она родилась другой, и я не ломала ее пространство. А сейчас с гордостью наблюдаю, как моя дочь постигает и достигает СВОЕ в другом ритме… и, надо же, (смеется) получается!

ДАРЬЯ: Но подруги говорят, чем старше я становлюсь, тем больше похожа на маму (серьезно поправляет маму Даша).

Что вы любите делать вместе?

ДАРЬЯ: Мама занимается своим делом, и мне тоже хотелось своего. Потому я создала ателье. Несколько лет назад мама купила мне швейную машинку. Я сшила одну вещь, другую. И мне это так понравилось! Выкладывала фото готовых вещей в соцсети. Кто-то увидел и попросил сшить такое же. У меня даже заказывали одежду девушки из Нью-Йорка, из Италии. Так появилась идея ателье. И оно нас с мамой очень объединяет. Если сложная вещь, звоню: «Приезжай».

ОКСАНА: Первое время я часто приезжала, контролировала качество. Я очень строгая. Я ведь раньше тоже шила – в школе своим подругам и учителям, после работала в Доме моделей. Мне это безумно нравилось. А Даша, наоборот, раньше возмущалась, что я свою молодость провела за швейной машинкой. Вы знаете, мне кажется, ничего не происходит случайно. Иногда, вы не поверите, я могу взять себе вещь от ведущего дизайнера Италии – и перешить ее (смеется). У меня с юности свое яркое видение моды и стиля.

Когда дочь начала примерять мамины украшения и наряды?

ОКСАНА: Если я куда-то уезжала, Даша любила надеть что-нибудь мое и выйти в свет.

ДАРЬЯ: Я думала – обратно положу, мама не заметит. Однажды пошла в ночной клуб с сумкой Prada. И ее украли. Нашли, конечно, вернули, но урок мне был хороший.

Какой урок красоты преподала вам ваша мама?

ДАРЬЯ: Мама – мой эталон стиля и женственности.

ОКСАНА: А Даша до 16 лет ходила в шортах, больших майках, кроссовках – рэпер такой. Помню, мерила туфли на каблуках, и у нее подворачивались ноги. Я думала – шутит.

ДАРЬЯ: Это сейчас могу надеть каблук 18 см. ОКСАНА: Был 11 класс, выпускной. Я подобрала Даше в своем салоне розовое платье в горошек от Valentino. Когда она пришла на выпускной, все ахнули! До того красиво, женственно… Иногда я ловлю себя на мысли – какое это счастье… Когда-то, очень-очень давно, имея на руках маленькую дочь, я начала работать в fashion индустрии, Даша выросла, и мир моды стал для нас обеих уже далеко не работой, а образом жизни.

Украшения: ювелирный салон «Династия»
Фото: Стас Ларев

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти