Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Игорь Масленников «Не будем говорить о Холмся». Интервью.

10-12-9 копияУ замечательного режиссера Игоря Масленникова юбилей – 85-летие. Его «Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Зимнюю вишню» любят зрители, фильмы не сходят с телеэкранов. А скоро, возможно, появится продолжение – «Зимняя вишня. 30 лет спустя».

Его называют режиссером, который делает фильмы «для широкого зрителя», снимает простые истории. Кризис, нет денег на съемки нового фильма? И артисты готовы сняться у него бесплатно. «Какие деньги, Игорь Федорович?! К вам – с закрытыми глазами, без денег, с песней!» – призналась Лариса Удовиченко. «Актер чувствует себя с режиссером Масленниковым свободно, как рыба в воде. Счастье пребывать в его аквариуме», – сказал Олег Басилашвили.

– Игорь Федорович, что нового у вас сейчас происходит?

– Я не в состоянии расстаться с кино, все время в этом деле варюсь – преподаю, общаюсь с моими учениками. Выпустил несколько книг, написал сценарий «Зимняя вишня. 30 лет спустя». Надеюсь, в 2017 году снимем. Мои ученики, верные помощники, будут помогать мне. Подготовительную работу мы уже провели. Все актеры из прежних «Вишен» хотят сниматься: Елена Сафонова (Ольга), Лариса Удовиченко (Валя), Ирина Климова («Слоник»), Ирина Мирошниченко (Юлия, жена Вадима), Владимир Долинский (Бруевич). Появится молодежь: у героев нашего фильма были дети, прошли годы, значит, сейчас это взрослые люди, по сценарию – живут в Америке, Франции, России. С нами будет и наш замечательный художник Наталия Кочергина. Используем прекрасную музыку Владимира Дашкевича.

Пока мы в подвешенном состоянии. С деньгами проблема. Объявляли краудфандинг, но нужной суммы не собрали – у нас ведь не «коротышка», а большое кино. Министерство культуры заинтересовалось.

– Вам всегда легко собрать команду. В чем тут секрет?

10-12-8 копия– Я из той режиссуры, которая не диктаторская, а ставит, выращивает спектакль, фильм, как садовник. Для меня главное – собрать хорошую компанию и всем вместе вырастить растение – фильм. Научился этому у Товстоногова, бывая на его репетициях, когда работал в Большом драматическом театре сценографом (и заразился режиссурой!). Надо точно собрать ансамбль, где все бы «ввинчивались» друг в друга. Не важно, люблю или нет я какого-то актера. Я, может быть, плохо к нему отношусь, но он мне подходит. Слаженный ансамбль – половина дела режиссера. Мое режиссерское достижение – что я собрал такую команду в «Холмсе». Это то, чему учу своих студентов: не надо быть режиссером-диктатором, слушайте своих партнеров, они должны чувствовать себя участниками дела, соавторами.

С самого начала, когда я задумал снимать «Шерлока Холмса», знал, что главную роль будет играть Василий Ливанов. При том, что натерпелся от него! По одной причине терпел его тяжелый характер восемь лет: он очень точно попадал в мое представление о Холмсе – длинное узкое лицо, позёр, говорун, пижон. И запоминающийся голос, не похожий ни на чей. Мне предлагали Кайдановского, других актеров. Виталий Соломин очень много помогал на «Холмсе» и «Зимней вишне». Точно включался в ту систему, о которой мы говорили на съемках, подбрасывал подробности, которые были важны. В Виталии жил режиссер, потом он снял хорошую картину «Охота» и в театре ставил спектакли.

Я с самого начала режиссерской карьеры решил, что буду делать зрелище для людей. Чтобы зритель смеялся, переживал и плакал. И этому я учу студентов. Это все люди моей веры. Я не терпел экспериментов, где все шиворот-навыворот, хотят удивить, поразить. А в кино потрясти очень просто: переверни все задом наперед, смонтируй в негативе, – и будут говорить: «О, гений, шедевр!» Это легче легкого. А вот создать картину, над которой человек того и гляди заплачет и забудет, что находится в кино, – трудно. Я вот смотрю «Судьбу человека» Сергея Бондарчука и каждый раз плачу. Это неповторимость удивительного искусства.

– В следующем году у вас еще одна юбилейная дата – 50 лет, как вы снимаете кино!

10-12-12 копия– Верно. Первый фильм я снял в 1967 году. В кинематограф пришел совершенно случайно. Как это произошло? В моем дипломе написано: «Специалист по русскому языку и литературе (литературный сотрудник газеты)». Я ведь учился на газетном отделении филфака Ленинградского университета. Рано женился, на четвертом курсе, родился ребенок, надо было зарабатывать. На пятом курсе я стал ответсекретарем университетской многотиражки. А вскоре обком комсомола решил отправить меня на телевидение. Я отец и основатель молодежного вещания Ленинградского ТВ. Это было в 1956 году. Почти 10 лет работал, рос, в конце стал главным редактором литературно-драматического вещания.

А когда сняли Хрущева и прихлопнули наши постановки, меня стали таскать в Смольный на идеологические проработки. Я подумал: зачем мне все это надо? Решил заняться режиссурой. Как раз в это время Григорий Козинцев открыл на «Ленфильме» Высшие режиссерские курсы (создатель кинотрилогии о Максиме, фильмов «Пирогов», «Гамлет», «Дон Кихот», «Король Лир»). Козинцев, в душе художник (начинал в Киеве как театральный художник), взял меня потому, наверное, что я принес огромное количество своих эскизов к театральным постановкам, телеспектаклям. Мне в голову не могло прийти, что я окажусь в кино, для меня это было нечто недосягаемое!

– У вас есть журналистское образование, вы работали в газете. Как относитесь к нынешним «акулам пера»?

– Самый противный вопрос, который всегда задают журналисты: «Расскажите что-нибудь смешное, забавное, что произошло у вас на съемках». Я от него зверею! На съемках, если вы серьезно занимаетесь ими, ничего смешного, забавного, за редчайшим исключением, не бывает. Это напряженная работа, все заняты.

10-12-11 копияА еще журналисты надоели мне с Холмсом. Я тут, кстати говоря, разделяю судьбу самого Конан Дойла: на старости лет, когда ему все время задавали вопросы о Шерлоке Холмсе, он зверел, топал ногами, кричал, что, между прочим, написал много других книг – хороших, в отличие от этой халтуры, которую он поставлял в журнал «Стренд» между делом, писал «левой ногой», а в историю попал только с этим. И я точно так же кричу, что кроме «Холмса» снял довольно большое количество хороших картин, но их почти никто не видел (за исключением «Зимней вишни»). Фильм «Письма к Эльзе» обвешан призами («Золотой павлин» в Дели, «Сталкер», «Кинотавр»), но кто его видел? Один раз показали по ТВ поздно ночью, и все.

«Что сказал покойник» по книге Иоанны Хмелевской вообще исчез! Целый сериал. Там снимались замечательные актеры- поляки Станислав Микульский, Эва Шикульска, Марта Клубович, наши Табаков, Басилашвили, Домогаров, Булдаков. И фильм, я считаю, получился. Забавная комедия. И «Продление рода», в котором сыграли Приемыхов, Сафонова, Николай Трофимов, мало кто знает.

А кто видел фильм, которым я горжусь больше всего и считаю своим лучшим – «Пиковая дама» с Аллой Демидовой? Старую графиню сыграла выдающаяся театральная актриса Елена Гоголева, никогда прежде не снимавшаяся в кино. Булат Окуджава написал в то время в «Литературной газете»: «Это беспретенциозное прочтение Пушкина мне дороже, приятнее иных режиссерских ухищрений».

Я снял трилогию по мотивам комедий Островского – «Русские деньги», «Взятки гладки», «Банкрот», но эти фильмы тоже практически никто не видел. Убежден, что нормальному народу, абсолютному большинству, наши картины нужны. Но наш прокат контролируется Голливудом.

Меня постоянно спрашивают, когда выходит очередная экранизация про Холмса и Ватсона: «Как вы относитесь к этому?». Отвечаю: Конан Дойль принадлежит всем, ну хотят снимать – пусть, поглядим, что получится. До нас было 200 «Холмсов» – по всему миру! – и думаю, что их еще будет немало. Уже все было и даже то, что Холмс и Ватсон муж и жена.

Наше главное открытие: Холмс – не главный герой и Ватсон – не теневая фигура. Только Юлий Дунский и Валерий Фрид, талантливые драматурги, в своем сценарии сделали Ватсона равноправной Холмсу фигурой, между ними интересные отношения, на это интересно смотреть. Кроме того, я сознательно делал комедию. Все с детства знают рассказы Конан Дойла. Поэтому дело не в детективном сюжете, а в отношениях этой пары.

Психология нынешнего телевидения построена на том, что если кому-то что-то удалось, начинают это тиражировать. Александр Рогожкин удачно начал «Улицы разбитых фонарей», интересно. Придумали характеры, были живые люди. А дальше все начали долбить в эту же стену. Вот идет по ТВ «Холмс» часто, значит, у кого-то чешутся руки… Вообще, я так устал от разговоров про Шерлока Холмса!

– Почему про «Зимнюю вишню» вас меньше расспрашивают, как думаете?

– Это другая история. Мелодрама, женское кино, тут главным была мужская несостоятельность. В те застойные годы женщины всё тащили на своих плечах. По статистике половина женщин в Советском Союзе были незамужними. Матери-одиночки, безотцовщина. Сколько картин про разведенок было снято! Мужчины там оправдывались. Мы с Валуцким, автором сценария, признавались женщинам в том, что мы, мужчины, на самом деле – безвольные, фальшивые, слабый пол. Эту идею понял Виталий Соломин, он сумел сыграть такого слабака.

Интересно, что сценарий Валуцкого в 1985 году отвергли ленфильмовские режиссеры Илья Авербах, Сергей Микаэлян. Авербах хотел, чтобы главную героиню сыграл клоун Слава Полунин. «Вишню» все время показывают кабельные каналы, покупают Белоруссия, Украина, Молдавия, Средняя Азия… Именно этот факт, что люди до сих пор интересуются фильмом, подвиг меня на это дело – сделать продолжение.

текст: Светлана Мазурова, специально из Петербурга для журнала «В хорошем вкусе»

comments powered by HyperComments
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти