Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

ЛЯЙСАН УТЯШЕВА: «Вся моя жизнь — танец»

66-68-1 копияВ эфире ТНТ в самом разгаре 3 сезон шоу «ТАНЦЫ». Нам удалось поговорить с очаровательной ведущей проекта – многократной чемпионкой Европы и мира по художественной гимнастике, любимой и любящей женой и мамой – Ляйсан Утяшевой.

– За все то время, что вы являетесь ведущей шоу «ТАНЦЫ» на ТНТ, бывало ли у вас такое, что вы видели участника первый раз и сразу понимали, что вот он/она станет финалистом? Или же предугадать, кто и как себя проявит, невозможно?

– Я никогда не задавалась целью определить победителя еще на кастинге. На нашем шоу очень тяжело делать ставки, так как участников в финал выводят только зрители и никогда не угадаешь, куда подует ветер. Но практика показывает, что побеждают всегда харизматичные профессионалы. Человек у экрана обычно не профессионал – он не понимает, кто и как ногу поднял, но зато чувствует эмоцию. Некоторые участники просто недостаточно коммуницируют со своей аудиторией, не до конца раскрываются. Бывают такие дерзкие ребята, которые думают, что все могут, а когда выходят на сцену, энергии им не хватает.

В гимнастике то же самое – выигрывает харизматичная гимнастка. Если Алина Кабаева выходила – она улыбалась, танцевала, жгла! Когда я выходила, мне было все равно, уронила я что-то или нет. Я только знала, что танцую, полностью была в музыке, жгла! Даже не думала, куда предмет летит. Я могла его уронить, но мне было не стыдно, потому что я знала, что полностью отдалась моменту. Это как в романе с любимым мужчиной – ты можешь, конечно, волноваться о деталях, о том, какая у тебя прическа, макияж, но когда у вас энергетика, когда вы друг в друге растворяетесь, тебе не важно, как у него челка лежит, не важно, как он переговоры провел – ты вся в нем, ты ловишь момент. То же самое в проекте «ТАНЦЫ» – в него погружаешься полностью.

– Участники шоу «ТАНЦЫ» выступают в разных стилях – есть ли у вас любимый танцевальный стиль?

– Я могу сказать, какой у меня нелюбимый – тверк. Я этот стиль не понимаю, и не люблю, когда девушки трясут попой в камеру. Я прям краснею. Уважаю этот стиль, как направление, это здорово, но вот лично я бы постеснялась такое танцевать. А любимый – вог (Vogue или вог – стиль танца, базирующийся на модельных позах и отличающийся быстрой техникой движения руками, – прим. ред.). Мне очень нравятся представители, танцующие в этом стиле. Вог для меня как упражнение с булавами: это что-то безумное, крутящееся, вертящееся, неуловимо быстрое. И хип-хоп мне нравится – мечтаю научиться его танцевать.

Без имени-1 копия– Не истощились ли вы в эмоциональном плане к третьему сезону шоу «ТАНЦЫ», переживая за каждого участника как за родного человека?

– Я с четырех лет в мире спорта. Мы всегда искренне болели друг за друга и за саму идею. После такого я не выдержала бы работу ведущей в рамках однотипной передачи с холодной констатацией фактов. А в шоу «ТАНЦЫ» я чувствую себя абсолютно в своей тарелке.

– Продюсеры не говорили, какой вы должны быть в кадре и как себя вести с участниками?

– Мне не ставили рамок. Продюсеры сказали только одно: «Ты должна быть самой собой: именно той Ляйсан, за которую все болели в свое время в спорте, переживали, когда ты ломала ноги и была на операциях, и ждали твоего возвращения в художественную гимнастику». Я в шоу «ТАНЦЫ» такая, какая есть на самом деле. Разве что за время работы в проекте научилась немного контролировать свои эмоции и не кидаться к чело-веку с объятиями, потому что на мне «петля» – будет брак по звуку, на мне белое платье – останутся пятна от грима участника… Вот в таких вещах я научилась себя контролировать.

– А раньше часто бывали подобные казусы на съемках?

– Да, часто и самые разнообразные. На моих платьях оставались и пятна от слез, и следы от помады. Да много всего было! Я все пропускаю через себя, но я привыкла к этому. И в рамках формата шоу «ТАНЦЫ» не может быть эмоциональной статики. Не только у меня, но и у судей, и у Сергея Светлакова все идет от души. За это нас и любят телезрители. Или ненавидят. И это здорово, что равнодушных нет. Здорово, что нет безразличия!

– Смотрит ли ваша семья «ТАНЦЫ», появляются ли у них свои фавориты на шоу?

– Да, конечно. И было очень много обсуждений, когда мой супруг (Павел Воля, – прим. ред.) выложил пост в поддержку одного из участников – всем показалось, что это я его попросила. Хотя это нереально: у Паши всегда и на все есть свое мнение, поэтому если он чего-то не хочет, никогда этого не сделает. Он с первого сезона говорил мне, кто победит – ему понравился тот, кто являлся просто его копией в молодости, такой же наглый. Дедушка, бабушка – все смотрят. В первом сезоне моя бабуш-ка даже приехала на съемку концертов. Она тогда подошла к Ильшату, который ей очень нравился и за которого она болела, и сказала, что любит его.

– Ребята на шоу называют вас «мама Ляся». Как опекаете участников за кадром?

– К примеру, одна девочка безумно переживала, что ее «сливают» зрители. У нее даже случались нервные срывы. Я видела, как сильно она скучает по маме, которая осталась в другом городе (мне эти чувства знакомы). Пригласила ее в гости: мы пили чай и много говорили. У меня есть дети, и мне интересно, что в голове у молодежи. Ребятам по 20-25 лет, а некоторым всего 17. Они не все могут рассказать родителям, поэтому приглашаю в гости. Когда участники приезжают ко мне, то сначала стесняются, а потом начинают выговариваться. У них много разных «тараканов» в голове: зачем обо мне так написали, почему сначала голосовали, а теперь нет, я мог бы сделать лучше… А сколько травм остается за кадром! Они репетируют по 8-9 часов, и даже, когда наставники заставляют отдыхать, пробираются в зал. Вот такой детский максимализм. Я привожу примеры из своей спортивной жизни, даю советы. Со многими переписываюсь, нахожу слова поддержки. Злопыхатели могут иронизировать: «Ой, бедненькие, устают! Они что, ящики разгружают?» Знаете, торговать эмоциями порой тяжелее, чем разгружать ящики.

– Психологи говорят, что танец – один из способов спастись от депрессии. Вы согласны с этим утверждением?

– Безусловно. Ведь вся моя жизнь – танец. Это и способ выхода из депрессии, и возможность выразить чувства. Я танцую постоянно, часто на подсознательном уровне, когда включается режим самосохранения. Меня называли танцующей гимнасткой, и после завершения карьеры, два года я спасалась танцем в «Имперском Русском балете». Когда ушла из большого спорта, мне позвонил Гедиминас Таранда и пригласил танцевать сольную партию в «Болеро» Равеля. Так я обучилась балетной технике. Затем было шоу Алексея Немова, мой собственный танцевальный проект. У меня появилось желание глубокого эмоционального погружения в танец. Помню, как, испытав впервые в жизни чувство любви, сама поставила танец на песню «Любовь, похожая на сон». Показала его публике в Лужниках на юбилее Ирины Александровны Винер (главный тренер сборной России по художественной гимнастике – прим. ред.): Пугачева исполняла песню, а я танцевала. После выступления Алла Борисовна сказала, что впервые зрители смотрели не на нее.

Я все пропускаю через себя, но я привыкла к этому. И в рамках формата шоу «ТАНЦЫ» не может быть эмоциональной статики. Не только у меня, но и у судей, и у Сергея Светлакова все идет от души. За это нас и любят телезрители. Или ненавидят. И это здорово, что равнодушных нет. Здорово, что нет безразличия!

– Смотрит ли ваша семья «ТАНЦЫ», появляются ли у них свои фавориты на шоу?

– Да, конечно. И было очень много обсуждений, когда мой супруг (Павел Воля, – прим. ред.) выложил пост в поддержку одного из участников – всем показалось, что это я его попросила. Хотя это нереально: у Паши всегда и на все есть свое мнение, поэтому если он чего-то не хочет, никогда этого не сделает. Он с первого сезона говорил мне, кто победит – ему понравился тот, кто являлся просто его копией в молодости, такой же наглый. Дедушка, бабушка – все смотрят. В первом сезоне моя бабуш-ка даже приехала на съемку концертов. Она тогда подошла к Ильшату, который ей очень нравился и за которого она болела, и сказала, что любит его.

– Ребята на шоу называют вас «мама Ляся». Как опекаете участников за кадром?

– К примеру, одна девочка безумно переживала, что ее «сливают» зрители. У нее даже случались нервные срывы. Я видела, как сильно она скучает по маме, которая осталась в другом городе (мне эти чувства знакомы). Пригласила ее в гости: мы пили чай и много говорили. У меня есть дети, и мне интересно, что в голове у молодежи. Ребятам по 20-25 лет, а некоторым всего 17. Они не все могут рассказать родителям, поэтому приглашаю в гости. Когда участники приезжают ко мне, то сначала стесняются, а потом начинают выговариваться. У них много разных «тараканов» в голове: зачем обо мне так написали, почему сначала голосовали, а теперь нет, я мог бы сделать лучше… А сколько травм остается за кадром! Они репетируют по 8-9 часов, и даже, когда наставники заставляют отдыхать, пробираются в зал. Вот такой детский максимализм. Я привожу примеры из своей спортивной жизни, даю советы. Со многими переписываюсь, нахожу слова поддержки. Злопыхатели могут иронизировать: «Ой, бедненькие, устают! Они что, ящики разгружают?» Знаете, торговать эмоциями порой тяжелее, чем разгружать ящики.

– Психологи говорят, что танец – один из способов спастись от депрессии. Вы согласны с этим утверждением?

– Безусловно. Ведь вся моя жизнь – танец. Это и способ выхода из депрессии, и возможность выразить чувства. Я танцую постоянно, часто на подсознательном уровне, когда включается режим самосохранения. Меня называли танцующей гимнасткой, и после завершения карьеры, два года я спасалась танцем в «Имперском Русском балете». Когда ушла из большого спорта, мне позвонил Гедиминас Таранда и пригласил танцевать сольную партию в «Болеро» Равеля. Так я обучилась балетной технике. Затем было шоу Алексея Немова, мой собственный танцевальный проект. У меня появилось желание глубокого эмоционального погружения в танец. Помню, как, испытав впервые в жизни чувство любви, сама поставила танец на песню «Любовь, похожая на сон». Показала его публике в Лужниках на юбилее Ирины Александровны Винер (главный тренер сборной России по художественной гимнастике – прим. ред.): Пугачева исполняла песню, а я танцевала. После выступления Алла Борисовна сказала, что впервые зрители смотрели не на нее.

текст: Евгения Толмачева фото: ТНТ

 

comments powered by HyperComments
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти