Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Игорь Чапурин. Эксклюзивное интервью

copiaИгорь Чапурин – человек с мировой известностью. Он дружен с Наоми Кэмпбелл и сотрудничает с Большим театром, участвует в парижском показе мод и лимитированной линии автомобилей. Княгиня Ирен Голицына открыла ему мир высокой моды Европы и познакомила с легендарными людьми той поры. Среди его звездных клиентов Алла Демидова, Шер, Наталья Водянова, Алсу, Валерия. И наш разговор об этом и многом другом.

С вашей фамилией, по некоторым сведениям, произошла некая трансформация. Фамилия изначально писалась как Чепурин. Ошибка вышла, когда вашему дедушке выдавали паспорт. А вам все же больше подходит фамилия Чепурин (чепуриться – наряжаться, щеголять). Не было желания ее вернуть?

– Если честно, то я никогда об этом не задумывался. В семье говорили о том, что наша фамилия связана с древним названием цапли. Именно поэтому, кстати, первым логотипом бренда был этот пернатый персонаж. Сегодня мы отказались от такой трактовки, и логотип бренда – это сам бренд. Лаконично и понятно. А что касается этимологии… оставлю это ученым, смею надеяться, что моя фамилия сейчас сама может стать источником для легенд.

– Главное, что вы сделали в жизни на этот период времени и чем больше всего гордитесь?

– В моей жизни и в истории компании было так много всего, что список может быть огромным: от парижских показов до лимитированной линии автомобиля, от дружбы с Наоми Кэмпбелл до сотрудничества с Еленой Образцовой, от проектов в Большом театре до создания совместного продукта с брендом CLARINS… Но если честно, то больше всего я горжусь своей командой – это настоящие профессионалы и преданные делу люди, на которых я могу всегда положиться.

– Дизайнер одежды, мебели, светильников, ювелирных украшений, художник театра, балета и кино, участник авторалли, любитель горных лыж, эстет, гурман и заядлый путешественник – это все о вас, если только перечислять ваши занятия и увлечения. А вы сами за 5 минут что бы рассказали о себе?

– О себе всегда говорить сложно, но я бы сказал, что я фанатик своего дела. Я начинал в непростое время, и, если бы не моя фанатичная преданность профессии, то я сто раз бы свернул с избранного пути и пошел более легким маршрутом. Были предложения в других, смежных с дизайном областях, западные компании старались переманить к себе, но… я остался тут – и не жалею. Я дизайнер в самом широком смысле этого слова – и мне любопытны все визуальные аспекты этого мира.

without-k1-copy– Вы не раз в интервью говорили, что ваша творческая карьера началась с княгини Ирен Голицыной, которая одевала Жаклин Кеннеди, Одри Хепберн, Лиз Тейлор, семью Ротшильдов, была дружна с Гретой Гарбо и Онассисом. Как повлияло на ваше становление это сотрудничество?

– Ирен открыла для меня мир высокой моды Европы, познакомила с легендарными персонажами той поры, объяснила многие базовые вещи, которые до сих пор помогают мне в работе. Например, она советовала замечать в жизни только важное, не размениваться на мелочи и свято верить в свои мечты. Именно так я и поступаю до сих пор. Она объяснила мне суть модной профессии – артистическое наполнение прикладной формы.

– В чем суть бренда Чапурин?

– Это бренд для тех, кто разобрался, что такое мода и что такое стиль. Для тех, кто уверен в себе и чего-то добился в этой жизни, для кого индивидуальность – превыше всего. Поэтому для таких людей мы и создаем свою одежду. А если подходить более философски, то, как сказала после показа в Париже критик Сюзи Менкес, CHAPURIN – это воплощение smart fashion, интеллектуальной моды. Я с ней не буду спорить.

– С некоторых пор вы стали создавать мебель, вас стал интересовать дизайн интерьеров. А как выглядит ваш дом?

– Мебель мы создаем с 2005 года, когда начали сотрудничать с итальянскими фабриками. С тех пор мы работали и с частными интерьерами, и с ресторанами, и с салонами красоты, и даже с яхтами. Мой дом тоже выполнен в стилистике CHAPURINCASA. Это минимализм, но при этом роскошные материалы, вроде замши, дерева венге, хромированного металла… Конечно, в доме велика роль декоративных элементов, я отдаю предпочтение металлическим подсвечникам, арт-работам современных художников, небольшим антикварным изделиям, вроде марокканской лампы, которую я купил на блошином рынке в Касабланке.

– Какой объект вы мечтаете создать?

– Сейчас в списке нереализованных, но желанных проектов – интерьер пассажирского авиалайнера и создание формы для персонала авиакомпании.

– Вы начинали в то время, когда русские о русском дизайне говорить даже не хотели. Его просто не было. А что происходит сейчас с русской модой, с русскими дизайнерами?

– Сейчас русский дизайн переживает небывалый подъем – и это здорово. Растет число новых марок разного ценового сегмента. Но пока еще мы в начале пути – говорить о том, что в России есть сложившаяся модная индустрия, пока не приходится. Понадобится еще лет десять, прежде чем мы сможем рассуждать всерьез на эту тему. Но перспективы есть, и они очень радуют.

– Как вы можете объяснить феномен Гоши Рубчинского?

– Это необычная для Запада эстетика, которая оказалась востребована на волне увлечения большой моды разными субкультурами. Гоша смог предложить нестандартный концепт, благодаря чему попал в круг интересов CDG – японской модной империи. Имея столь внушительную поддержку в плане продвижения и дистрибуции, локальная марка быстро стала всемирно известной.

– Говорят, вы одеваете первых леди страны?

– В истории моего бренда было множество громких проектов, в том числе и сотрудничество с первыми лицами. Но, признаюсь, я никогда не делал различия в «статусе» своих клиентов. Любой человек, который выбрал бренд CHAPURIN, для меня уникален, и я ему бесконечно благодарен.

– Ваши «звездные» клиенты?

– Их много… Есть легенды, вроде Аллы Демидовой, Шер и Уитни Хьюстон, есть прославленные модели – Наоми Кэмпбелл и Наташа Водянова, есть жены политиков и бизнесменов, есть великие балерины, такие как Светлана Захарова, есть, наконец, герои популярной музыки – Нюша, Валерия, Алсу или Пинк и Шерил Коул, есть телеведущие – Елена Летучая или Марина Ким, есть спортсмены и новое поколение олимпийских чемпионов… Все они мне бесконечно дороги.

– А в какую одежду одеваетесь вы?

– Мой повседневный гардероб довольно прост – это джинсы, мягкие брюки, джемпера с V-образным вы-резом, кожаные куртки и пальто свободного кроя. А вот что касается более официальных образов – то здесь я предпочитаю вещи, созданные на заказ, в основном линии CHAPURINMAN.

– Что вы умеете делать своими руками?

– По образованию я конструктор женской одежды, поэтому, если нужно, смогу создать с нуля женское платье или любую другую вещь. Так и произошло в далеком 1992 году, когда я победил на конкурсе молодых дизайнеров в Париже, создав платье из маминой блузы и жакета.

– Почему вы не выходите на подиумы после показа?

– Вообще-то выхожу, но не люблю долго собирать овации и цветы. За меня говорит моя коллекция.

– Какими проектами сейчас живет Дом Chapurin?

– Только что мы закончили проект с CLARINS, выпустив совместную палетку. Сейчас я работаю над оперой «Пассажирка», премьера которой намечена в ближайшие месяцы. Кроме того, готовится большая коллаборация между масс-маркет брендом и CHAPURIN – скоро по всей стране. И, наконец, сейчас я завершаю подготовку к показу коллекции весна-лето 2017 и работаю над костюмами для наших звездных фигуристов.

– Любимый цвет Игоря Чапурина.

– Исторически – это шоколадно-коричневый, корпоративный цвет нашей компании. Но среди любимых значатся и оттенки экрю, холодный розовый, гамма медных оттенков и, конечно, черный.

интервью: Анастасия Рудневская
фото: Елена Зверева

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти