Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

ЮРИЙ НИКУЛИН. Из неизданного. Интервью

newДавняя московская встреча с Юрием Никулиным была для меня настоящим подарком. Летом 1995 года Юрий Владимирович принял меня у себя, в кабинете руководителя цирка на Цветном бульваре. Цирка, который теперь носит его имя. И в начале разговора сразу объяснил, почему откликнулся на мою просьбу о встрече.

ИРКУТСК ПОНРАВИЛСЯ

Первая большая поездка с Карандашом у нас была на Дальний Восток. По дороге остановились в Иркутске. Это был 1951 год. Летний цирк – если не знаете, он потом сгорел – стоял рядом с церковью. И вот идет наш спектакль, пауза возникает, и слышно – хор поет в церкви. Я потом директору говорю: «Вы бы хоть с батюшкой договорились, что когда в цирке музыка играет, у них тишина». – «Нет, – ответил директор, – у них там железно! А нам ведь тоже план нужен. Цирк должен работать». Мне ваш город очень понравился. Такой спокойный, патриархальный.

В АТМОСФЕРЕ ИСКУССТВА

Отец и мама мои – артисты провинциального театра. Я родился на Смоленщине. Когда мы переехали в Москву, мне было четыре года. Отец стал писать для эстрады, для цирка. Репертуар сатирикам, конферансье, клоунам. Он очень любил цирк. И меня к нему приучил. Я впервые в цирке побывал в пять лет. Самыми главными мне тогда показались клоуны, они просто потрясли! Когда я учился в школе, чувствовал, что в искусстве буду работать. Думал, стану кинорежиссером. Читал литературу, ходил в читальню, брал книги о кино. Кино мне было ближе всего.

ВОЙНА

В 39-м меня призвали в армию. Отправили эшелоном под Ленинград. Приехали в середине ноября на границу с Финляндией. А 30 ноября уже началась война. Это была финская кампания, потом ее называли войной с белофиннами. Я в артиллерии служил. Был связистом в отделении связи, потом в отделении разведки. Мы думали, конечно, Финляндия-то, господи. Мы – непобедимая великая армия. Думали, что война кончится вообще завтра. До Выборга там было сто с чем-то километров. Только три месяца не могли взять линию Маннергейма. Сколько людей там погибло, сколько померзло. На наших командирах были хорошие полушубки, и на ремне здоровая бляха со звездой. Кукушки знаменитые, финские снайперы, сидели на деревьях и видели, что если простая пряжка – значит, солдат, а со звездой – офицер. В первую очередь всех офицеров там они и стреляли. Кончилась финская эпопея, я уж думал осенью 41-го уходить домой. А тут война. Она застала меня под Ленинградом. Всю блокаду там пробыли.

ПЕРВЫЙ КОНЦЕРТ

В 44 году наш дивизион участвовал в боях за Ригу. А когда бои закончились, впервые за всю войну нас перевели на отдых. Это было накануне нового года 45-го победного. Меня вызвал к себе замкомандира по политчасти в штаб и говорит: «Никулин, солдатам нужно отдыхать, давай организовывай концерт!». И я стал готовить этот концерт. Собрал человек двадцать таких умельцев – самородков со всего дивизиона нашего. Кто читал стихи, кто пел, кто танцевал. Стал с ними репетировать. А потом думаю, что я – хуже всех, что ли? И тоже решил участвовать,. В концерте выступил в трех амплуа: конферансье, певца в хоре и, впервые, в роли клоуна. Ну, такой успех! Мне потом мои товарищи говорили: «Никулин, тебе артистом надо быть!». И тогда я решил: если меня не убьют, останусь жить – буду артистом.

укуыауаНИКУДА НЕ ПРИНЯЛИ

Ну, жив остался и стал готовиться во ВГИК. Послал туда три фотографии, выучил стихи. Пришел, а на актерский факультет шесть тысяч заявлений только от тех, кто из армии вернулся, и две тысячи заявлений было от ребят, которые закончили школу в этом году. Принимали на факультет 20 человек. И я пролетел тогда, меня не приняли. А потом я держал экзамены в Щукинское училище, в Щепкинское, в ГИТИС. Но меня не принимали. Уже осень наступила, уже в милицию меня вызывали, интересовались, где работаю. И вдруг объявление мы с отцом прочли, что московский цирк организует студию клоунады. Принимаются до 35 лет, и повышенная стипендия дается. Две карточки, что очень важно было. Я подумал, почему бы не пойти-то… И пошел. И приняли. И стал одним из лучших клоунов мира. Но свою страсть к кино пронес через всю жизнь. «Девушка с гитарой», «Пес Барбос и необычный кросс», «Когда деревья были большие», «Кавказская пленница», «Бриллиантовая рука», «Ко мне, Мухтар», «20 дней без войны». Думаю, каждый сам может продолжить перечень фильмов, в кото-рых снимался Юрий Никулин. Большинство из них вы видели, а, значит, полюбили его героев. ВО ВРЕМЕНИ

МОЖНО ПОТЕРЯТЬ СМЕХ

Конечно, пришла известность после серии гайдаевских комедий. Когда наша тройка появилась. Жена моя говорила: «Слушай, ты такой стал популярный, даже противно!». Вспоминаю, пошел навестить могилу отца с матерью. А там люди такие печальные, только что кого-то похоронили. Меня увидели, стали смеяться. Комик же! Я, конечно, и фильмы больше всего люблю комедийные. Они ближе мне просто по натуре. Я клоун по профессии. Кстати, это помогало мне в кино. В анекдотах, репризах, трюках смешных есть свои законы. Где нужна пауза, как не сделать ничего лишнего. И в кино то же самое. Нужно уметь сделать так, чтобы было смешно. Очень скупыми средствами, сжато, без лишней воды. Иначе во времени можно потерять смех, как у нас говорили.

А СМЫСЛ?

Все было. И были взлеты, и были радости. Радость Победы, когда кончилась война – непередаваемая. Радость была у меня, когда я женился. Какое это было счастье! Радость, когда сын появился на свет. Радость первого дня съемок, первого появления на экране, самостоятельной работы в цирке. Но и тяжелого много было. Блокада Ленинграда. Мы же просто опухали. Ведь давали-то ложку муки на день. И сухарь один. И нам наши санинструкторы ходили и говорили: «Только не пейте больше, не пейте много!». А солдаты старались как-то набить живот, желудок наполнить. И пили. А это было во вред. Вся вода шла в организм, и человек начинал пухнуть. Немцы сбрасывали листовки: «Мы войдем в Ленинград без единого выстрела, потому что у вас не будет сил нажать на спусковой крючок и в нас стрелять. И мы маршем пройдем по Невскому». Мы их разбили. А потом домой возвратился. Трудно было после войны. Эти карточки. Тяжело что-то купить. Помню, радость была, когда я учился в студии цирковой, был первый у нас экзамен, просмотр такой итоговый за полгода. И за успехи мне дали премию. Ордер на калоши. Какое счастье ! А потом жизнь вроде пошла ничего так. И сейчас тяжелое время. Что ни день, то открытие. То бензин вдруг стоит непомерно дорого, то за квартиру плату увеличат. Народ прямо жутеет. А у нас народ ведь особый, с юмором. Я собираю анекдоты с 36-го года. И вот мне рассказали анекдот. «Больной спрашивает врача: «Доктор, я буду жить»? А врач ему говорит: «А смысл?» Представляете? Вот такой упаднический анекдот. И все смеются. А почему смеются? Потому что верят, если это достойно осмеяния, то все пройдет, все наладится. Улыбайтесь почаще. «Улыбайтесь почаще!». Давайте считать это предновогодним пожеланием НАРОДНОГО артиста Юрия Никулина. Пожеланием, высказанным еще в году 1995-м, которое мы с вами возьмем в год 2016-й.

текст: Людмила Шпрах

comments powered by HyperComments
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти