Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

ЖЕРАР И ФАННИ

030-к-2 копия

Журналистам всегда везет немного больше, чем всем: у них есть счастливая возможность поговорить со звездами. А мы не только задали свои вопросы на пресс-конференции, но и наблюдали легендарных актеров за кулисами.

После спектакля в музыкальном театре доступ за сцену был строжайше воспрещен – секьюрити хорошо выполняли свою работу. Но мы к месье Жерару Депардье с важной миссией: у нас с собой его книга «Моя кухня» (в ней он рассказывает о своей жизни, о том, как увлекся гастрономическим искусством) и бутылка вина «от Депардье» (знаменитый актер еще и винодел: он выращивает лозу на земельном участке размером в 500 гектаров в Шато де Тинье и владеет винными погребами в провинциях Бордо и Лангедок на юге Франции, а также в Испании, Марокко и Аргентине).

Мы надеемся на автограф Жерара Депардье, потому как с трудом добытые и книга, и бутылка вина должны стать лотами на благотворительный аукцион «Нота До». Он не узнает, для него это останется «за кадром», что книгу разыскивали по всем книжным магазинам и в последний момент нашли одну-единственную – в Ангарске. А бутылка вина – тоже одна-единственная – нашлась в личном погребе нашей знакомой.

Мы ждем у гримерки с табличкой «Gerard Depardieu», у которой так же держат оборону вежливые секьюрити. К нему периодически заходят то помощник, то переводчик, то Денис Мацуев. Слышны голоса и громкий смех. Дверь распахивается, Депардье приветствует всех: «Salut!» Мы успеваем передать помощнику будущие лоты. Дело сделано!

Вся компания уже в лифте, аu revoir, Фанни и Жерар! Двери лифта закрываются… и открываются. Снова и снова. Все смеются. Громче всех смеется Жерар. В нем столько жизни, столько!

030-033-3 копия– Фанни, вы хорошо знаете русскую литературу. А может, читали еще и сибирских авторов – Вален-тина Распутина, Александра Вампилова?

Ф.А: Нет

Денис Мацуев: (журналистам): Но мы ознакомим ее!

Ф.А.:В ранней юности я прочла всю русскую классику – и выросла с образами Вселенной, мира, природы и любви, взятыми оттуда. А дальше я прочла много поэзии: Мандельштам, Ахматова, Цветаева, Блок… Потому что русская поэзия – это чуть больше, чем поэзия, это символ веры!

– Творческий союз Ардан – Депардье, сложился давно. 34 года назад вы встретились на съемочной площадке картины Франсуа Трюффо «Соседка». Затем были фильмы «Натали», российско-французский «Распутин» (Депардье играл Распутина, Ардан – императрицу Александру Федоровну – прим. ред.). А в ленте «Навязчивые ритмы» Фанни выступила режиссером. Скажите, Фанни-актриса и Фанни-режиссер – это две разные женщины?

Ф.А.:Мне кажется, что Фанни Ардан на самом деле не существует! Я живу только в текущем моменте. Вы говорили обо всем, что было, – и вы правы. Но я, когда думаю о Жераре – здесь, сейчас, в Иркутске, – я не могу представить эту жизнь без него! А что касается разницы между Фанни-актрисой и Фанни-режиссером – так ее нет. Это всё было ради одного: быть рядом с ним!

Ж.Д.: Фанни – самая эрудированная женщина, из всех, кого я знаю, но она никогда не выставляет свои знания напоказ. Фанни-актриса – это бунтарка. Она, конечно, подстраивается, но… настоящая Фанни – это женщина с очень высоким уровнем культуры, у которой нет ни малейшей «женской» свободы. «Женской» – в кавычках, то есть свободы делать всё, что ей хочется в искусстве. Это как во французской скульптуре и поэзии, где Камилле Клодель и Жорж Санд пришлось взять себе мужские имена… Во Франции очень мало женской самостоятельности. Не много таких, как, например, Маргерит Дюрас – да и то лишь в последнее время.

Насколько Фанни – податливый исполнитель, когда она актриса, настолько же она напоминает Валерия Гергиева, будучи режиссером. И когда она так «дирижирует», то от нее слышишь отнюдь не указания милой женщины. Очень грозные указания! Но я это обожаю. А некоторые мужчины боятся.

Я считаю, что она права. Пока она не получит желаемый результат – будет идти до последнего. И это не жестоко, это просто-напросто нормально. Это как с писаниной – потому что Фанни еще и пишет, она адаптирует про-изведения для сцены… Это всегда очень интересно. А я всегда любил, когда мной руководят женщины. Я снялся в шести фильмах у Маргерит Дюрас – и у нее примерно та же мощь, та же сила. И «Распутина» женщина снимала. Мало у кого из мужчин найдется такая же сила и дерзость, чтобы снимать кино. У женщин – особое очарование, и в то же время они не позволяют себе работать как попало. Я работал с английскими режиссерами, с русскими… так вот, среди мужчин мало режиссеров с настоящими яйцами. А вот у Фанни и Маргерит – на-стоящие яйца! (Он так и сказал, возможно, был уверен, что переводчик все равно «причешет» фразу, но, скорее всего, не считал нужным «рафинировать» свою речь – прим. ред.)

– Жители СССР очень любили французское кино. Фильмы сняты с большим вкусом и с легким ненавязчивым юмором. Как бы вы оценили французский кинематограф в мировом кинопространстве – особенно сейчас, когда мы наблюдаем засилье американских блокбастеров?

030-033-4 копияЖ.Д.: Сейчас есть Интернет, видео-клипы, фильмы, рассчитанные на массового зрителя… И всё меньше и меньше места остается историческим лентам и просто фильмам о любви, таким как «Соседка» Франсуа Трюффо. Американцы сделали из кинематографа индустрию. Молодежь, которая идет в кино, потребляет очень много американских продуктов: Кока-Колу и т.д. Это превращение в индустрию, глобализация – и кинематограф, конечно, тоже является ее частью. Но надо защищать свою культуру – особенно вам, русским, у вас великая культура: и музыка, и кино… Если вы пересмотрите, например, «Александра Невского» или «Ивана Грозного» Эйзенштейна с музыкой Прокофьева – это божественно! Ну а США предлагает боевики про инопланетян в каких-то опустошенных землях… Меня такое не устраивает! Я люблю фильмы, которые заставляют плакать, от этих же не плакать хочется, а блевать!

Нужно беречь свою культурную идентичность. Вот, например, фильмы Тарковского. Чудесен фильм Андрея Кончаловского «Белые ночи Алексея Тряпицына». Хотя тот же Кончаловский снял грандиозный фильм «Щелкунчик» с огромным бюджетом, который провалился. А вот история почтальона, который не только почту разно-сит, но и еду для обездоленных, – это интересно, потому что здесь есть культурная индивидуальность. Ведь Россия – это не только Москва и Петербург, это еще и маленькие провинциальные города, поселки. Россия большая, и в ней везде живут люди, у каждого из них своя собственная история и культура. Такие фильмы как «Почтальон» и фильмы Тарковского надо бы в школах показывать!

– Каковы первые впечатления от Сибири?

Ж.Д.: Я когда-то увидел Сибирь в одном фильме… по-моему, в фильме Михалкова «Сибирский цирюльник».

Это было очень красиво. И когда всё видишь своими глазами: леса, озеро Байкал, эти домики – я обожаю старые домики! Это край, где было бы хорошо пожить! Я знаю одного французского писателя по имени Сильвэн Тессон, он жил в Сибири в деревянном доме. Я бы тоже хотел про-вести здесь больше времени.

Когда я думаю обо всех великих музыкантах, которые были, так сказать, остановлены в своем порыве (вот за Святославом Рихтером, насколько я знаю, следили постоянно), я отдаю должное Денису Мацуеву, который приглашает сюда оркестры со всего мира, молодых дирижеров… И они открывают для себя не только этот умный фестиваль с умным молодым поколением, но и этот великолепный регион.

– Расскажите, пожалуйста, о спектакле, который вы привезли в Иркутск.

Ж.Д.: Эта пьеса такая же огромная и таинственная, как озеро Байкал. О людях, которые находят себя. Но в каком-то смысле это еще и музыкальное произведение – разве что вместо музыки там слова. Очень похоже на любовь – любовь, которая прошла, но пытается найти саму себя. А еще Маргерит Дюрас – возможно, единственный автор с поистине музыкальной восприимчивостью. В спектакле много пауз, но зрители слушают, как слушали бы концерт… Шекспир, конечно, посложнее будет! Но у Дюрас зато есть темпоритм, в точности похожий на темпоритм в музыке.

030-033-1 копияФ.А.: Я не «ставила» этот спектакль в привычном смысле, я позволила тексту жить. (Фанни Ардан была постановщиком этого спектакля – прим. ред.) Когда Денис нас пригласил, я подумала, что это будет лучший вариант: привезти одного из великих французских авторов – Маргерит Дюрас, простую ситуацию, а значит, не нужны декорации, только немного мебели – и просто слова, эмоции и тишина. Как музыкальная партитура. Я бесконечно люблю этот спектакль – а путешествовать можно только с тем, что любишь.

P.S. Будь у нас немного больше времени, отпущенного на пресс-конференцию, можно было бы поговорить и о жизни вообще, и, в частности, о том, как чувствует себя в России ее гражданин месье Жерар Депардье. А у великолепной Фанни (нас заранее попросили в ее имени делать ударение на последнюю букву) спросить совета, как не бояться неизбежного, ведь Фанни не боится и смело говорит в разных интервью о возрасте. При этом она не травит себя сожалениями по поводу стремительно летящего времени, не изнуряет диетами, не впадает в истерику, заметив морщинку. Просто живет. И выглядит роскошно: все те же сияющие глаза, рот, сводящий с ума всех мужчин, тонкие пальцы, унизанные перстнями, грудной голос (кто-то сказал: женщина – это голос), прямая величественная спина… Как, Фанни, как у Вас это получается?!

текст: Людмила Комарова
перевод: Мария Шнейдер фото: Марина Свинина, Андрей Федоров

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти