Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

КЕВИН СПЕЙСИ: «ТЕАТР НЕ УМРЕТ НИКОГДА»

046-049-3 копияСреди журналистов бытует мнение, что если на первый же вопрос интервьюируемый отвечает категоричным «нет» и развивать тему не желает, жди беды. В смысле, хорошая беседа вряд ли получится. Вот и американский актер Кевин Спейси на каверзный вопрос «Чувствует ли он себя знаменитостью?» «отрезал» трехбуквенным НЕТ. А потом, вероятно, увидев страх в наших глазах, принялся долго рассуждать о природе кинозвезды. Мол, таковым себя не считает, ведь это не профессия, а он актер, в первую очередь театральный (спорю, вы этого не знали!) и прочее-прочее. Закончил мыслью, что нечего тут нам, журналистам, ярлыки бесполезные на актеров развешивать. Говорил Спейси интересно, явно, не в первый раз отстаивая свою позицию, иногда повторялся… Поэтому мы спрятали наши страхи далеко-далеко и продолжили эмоционально начатую беседу.

В хорошем вкусе: В последнее время вы снимаетесь в кино довольно редко.
Кевин Спейси: Да, но нельзя сказать, что я не люблю кино. Я обожаю сниматься. Проблема в том, что с производством фильма связано столько чепухи: многочисленные правки сценария, долгие съемки, порой в сложных условиях, период озвучания, монтаж, рекламная кампания… А если все это происходит в Голливуде, то накладывается еще и масса всяких сомнительных критериев, вроде степени твоей популярности, кассовых сборов фильма, раз-личных тусовок, на которые зачем-то надо ходить, а если не ходишь, тебя называют «отшельником» или «нелюдимым». Есть те, кому все это нравится, но для меня не это нормальная жизнь.

ВХВ.: Но это же одна из составляющих знаменитости. Вы же не станете говорить, что слава мешает вам жить?
К.С.: Иногда мешает. Тяжело терпеть, когда поклонники пристают в неподходящее время. Например, во время обеда в ресторане могут подойти и прервать мое общение с кем-то. Иногда поступают хитро – посылают ко мне ребенка, зная, что ему нельзя отказать. Я сразу это просчитываю, так как дети редко смотрят фильмы с моим участием. Но автограф все-таки даю.

ВХВ.: Раз уж коснулись темы еды, то откройте тайну – вы сами готовите себе или вам готовят? И если сами, то что предпочитаете?
К.С.: В этом плане я типичный холостяк. Мне хватит пары яиц или обычных макарон, которые я сам могу себе сварить. Но мне чертовски нравится смотреть все эти кулинарные шоу или как готовят другие люди. Вот мои брат и племянник – отличные повара. Обычно у нас происходит так: я закупаю еду и выпивку, выбираю фильм для просмотра, а готовка – не мое. Хотя в нашей семье я не самый худший повар. Есть еще хуже – моя сестра. Над ней вообще все смеются. Не говорите ей этого.

miller-mobley_3ВХВ.: То есть, если переводить эту схему на язык кино, то можно сказать, что вы, скорее, режиссер и продюсер вечера, нежели актер-исполнитель?
К.С.: Да, верно. Скорее, даже продюсер. Не все знают, что Кевин Спейси, помимо лицедейских талантов, еще и успешный кинопродюсер, из-под организаторского пера которого, например, появились успешная «Социальная сеть» о Марке Цукерберге и крайне популярный нынче сериал «Карточный домик». В нем актер играет циничного политика-демократа Фрэнсиса Андервуда, у которого лучше не спрашивать, что такое моральные принципы.

ВХВ.: Как в «Карточном домике» сработались Кевин Спейси-продюсер и Кевин Спейси-актер?
К.С.: О! Это лучшие отношения, на которые я мог рассчитывать. Мало того, что играть злодея, в принципе, намного интереснее, чем героя, так еще и такого злодея… Хотя я не люблю судить своих персонажей. Мне нравится их играть. Такие критерии, как «плохой», «хороший» мне кажутся слишком простыми.

ВХВ.: А как вы думаете, почему в последнее время так много сериалов и фильмов, в которых центральный персонаж – антигерой? Это уже какой-то тренд.
К.С.: Вероятно, это желание зрителя. Люди быстро устают от «картонных» образов, которых можно описать в две строчки. Хочется увидеть более сложного героя. А в сериалах мы далеко не первые. Помните, был и «Клан Сопрано», и «Декстер», и «Во все тяжкие»…

ВХВ.: А с чего вообще начался «Карточный домик»?
К.С.: Идея пришла к Дэвиду Финчеру (режиссер первых серий, а также «Социальной сети» и триллера «Семь», в котором Спейси феерично сыграл злодея — прим.) после просмотра оригинального английского сериала 1990 года. Мы посчитали, что история и сегодня весьма актуальна. Мир политики – очень грязная штука.

ВХВ.: То есть в политику вы ни ногой, да? По стопам Арнольда Шварценеггера, Уорена Битти не пойдете?
К.С.: Никогда. Я уже говорил и повторять буду: идти в политику – лучший способ потерять доверие людей.
Демонический Фрэнсис Андервуд – не случайный персонаж в карьере Кевина Спейси. Актер неоднократно признавался, что тот во многом списан с коварного героя шекспировской пьесы «Ричард III», в образе которого он больее 200 раз выходил на сцену. В том числе лондонского театра Old Vic, где работал художественным руководителем и режиссером в течение последних 11 лет (спорю, вы тоже этого не знали!) Для справки: Old Vic – старейший в Лондоне театр, за последние два века ни разу не закрывавшийся ни на один сезон. Но при этом нуждающийся в реформации. «Театр всегда был для меня на первом месте, а кинематограф меня просто засосал, – говорил Спейси в начале нулевых.

– Я потратил 10 лет жизни на то, чтобы сделать карьеру в кино. Но в какой-то момент оно перестало меня интересовать». Перед новым худруком театра стояла сложная цель – вернуть времена, когда каждый вечер в зале не оставалось пустых мест (а их там более 1000). Мало того, что он добился этого, так еще и привел в театр молодежь, арендовал у города близлежащие тоннели, где организовал клуб друзей-театра-лов и новую сцену для непрофессиональных актеров.

ВХВ.: Кевин, театр Old Vic для многих – неизвестная сторона вашей жизни. Некоторые поклонники даже не в курсе, что вы до первых киноролей долго играли на Бродвее и других подмостках. Расскажите об этом.
К.С.: Про Old Vic я могу рассказывать долго. Как раз недавно закончилось мое сотрудничество с этим пре-красным театром. Он невероятен по многим критериям: возраст (театру в 2018 исполнится 200 лет – прим.), дизайн здания, уникальная планировка, свой неповторимый дух. Я всегда мечтал руководить театром, всю жизнь. Так что в 2003 сбылись мои самые заветные мечты – я возглавил театр и как режиссер снял фильм о моем любимом певце Бобби Дэрине (имеется в виду «У моря», в котором Спейси также сыграл главную роль и исполнил все вокальные партии – прим.)

86th Annual Academy Awards - Red CarpetВХВ.: А сейчас, по прошествии этих 11 лет, можете вспомнить какой-то наиболее эмоциональный эпизод из жизни театра?
К.С.: Это было в день моего рождения несколько лет назад. Я отыграл спектакль «Продавец льда грядет» и подписывал автографы, когда за мной приехал mini Cooper какого-то редкого вида. Это потом я узнал, что таких всего два в мире, и этот специально пригнали из Шотландии. Короче, меня отвезли к вертолету, а он уже – в роскошный дворец, на лужайке которого люди держали транспарант «С днем рождения». По чьей-то команде они резко его перевернули, а на обратной стороне было написано «бездельник-онанист». В Англии это значит примерно то же самое, что в Америке «сукин сын». Было здорово.

ВХВ.: Кевин, журналистам известно, что ваша карьера в театре тоже началась с какого-то очень забавного момента, верно?
К.С.: Да, с кражи… Это было весело. Я присутствовал на одном спектакле, после которого пообещали закрытый ужин, то есть только для своих. Естественно, в их число я не входил, но сильно хотел туда пробраться, потому что на ужин приехал классный режиссер, к которому попасть на прослушивание очень сложно. Так вот, мне посчастливилось на спектакле сидеть рядом со спящей дамой. У нее из сумочки торчало приглашение. Я не одобряю воровство, чтоб вы знали. Поэтому называю сделанное «одолжить», а не «украсть». В итоге я встретился с режиссером, договорился с ним о прослушивании. И меня утвердили на роль в пьесе «Долгое путешествие в ночь» с Джеком Леммоном (отечественному зрителю он прежде всего знаком по роли Дафны в комедии «В джазе только девушки» – прим.) В течение года мы выходили с ним на сцену, а в зале всегда был аншлаг.

ВХВ.: Ваш бродвейский дебют состоялся в спектакле по пьесе Ибсена «Привидения», потом были роли в пьесах О’Нила, Чехова, Саймона, многих других. Да и в Old Vic вы неоднократно поднимались на сцену. Не сложно ли запутаться между театром, кино и ТВ?
К.С.: Совсем нет. Английских актеров можно заметить во всем из перечисленного. У них нет никакого снобизма по поводу разных форм творчества. К тому же сейчас снова идет подъем ТВ, благодаря качественным сериалам. И многие киноактеры перебираются на малые экраны – там почва плодороднее. Для меня тоже «Карточный домик» стал невероятным приключением.

ВХВ.: А если б пришлось выбирать?
К.С.: К счастью, мне не приходится это делать. Все направления для меня на одной чаше весов. Хотя театр, признаюсь, люблю несколько больше.

ВХВ.: А как же теория, что театр доживает свой век и скоро умрет?
К.С.: Здесь я готов с вами поспорить. Вы удивитесь, но в Нью-Йорке самое популярное место у туристов – не Диснейленд, не Манхэттен, а Бродвей. На бродвейские спектакли места бронируются за год и стоят бешеных денег. Театр не умрет никогда.

ВХВ.: Именно за театральные заслуги вас позвали преподавать в Оксфордский университет? Вы же там профессором стали, да?
К.С.: Я там преподаю театральное мастерство, общаюсь с людьми, которые занимаются этим не по профессиональной необходимости. Они там все математики, физики, лингвисты, учат тысячу других предметов. Но каждый из них подсознательно хочет стать актером! И я пытаюсь вытащить из них это. Все мои студенты хоть раз уже выходили на сцену театра.

ВХВ.: Кевин, у вас такая богатая биография. Помимо всего, что мы озвучили, вы же еще ездили в африканские страны с тогдашним президентом Биллом Клинтоном, встречались с Нельсоном Манделой, основали виртуальный кинофестиваль, открывающий новые таланты, и продюсерскую компанию Тrigger Street Theatre, названную в честь улицы, на которой росли… А еще у вас два «Оскара», масса других престижных кино- и театральных премий, членство в сотне выдающихся кинозвезд всех времен. И пять лет назад принц Чарльз присвоил вам звание Командора ордена Британской империи. Все это так и просится на страницы автобиографии.
К.С.: Действительно, я многое записываю – увиденное, услышанное. Образы людей, с которыми встречаюсь. У меня много материалов. Но писать книгу о себе? Это кажется мне странным.

текст: Владимир Рутман, специально для «В хорошем вкусе»

 

comments powered by HyperComments
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти