Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

В зоне кинотурбулентности или как вас обманывает спинка соседнего кресла

Мы раскроем много секретов: как вам

показывают совсем не тот фильм, который вы включаете, кто в этом виноват и кто даже под суд идет за такой «авиа-обман».

30-32-1 копияВы когда-нибудь задумывались о том, кем и по какому принципу выбираются фильмы, которые авиапассажиры смотрят в креслах самолетов? И вообще, стоит ли считать себя «посмотревшим то или иное кино», если вы видели его ТОЛЬКО таким образом?

Наличие «живого кресла» (а именно так называется спинка, в которую вмонтирован экран с развлечениями) – явление практически повсеместное. А на рейсах дальнего следования и вовсе обязательное. Кино, музыка, игры, познавательные программы… – набор категорий везде одинаков. Ассортимент, разумеется, зависит от авиакомпаний. В среднем – около сотни фильмов, культовые композиции коллективов уровня The Beatles и ABBA, простенькие игрушки, словно перекочевавшие из первых компьютеров, и документалки про котиков с обезьянками. Статистика такова, что 90% пассажиров предпочитают именно котиков и кино. И если с первыми все более или менее ясно, то вот принципы, по которым тот или иной фильм причисляют к какому-то жанру, частенько вызывают споры. Более того, среди привычных жанров «комедия», «драма» и пр. можно найти «классику», что, по сути, обозначает степень популярности, а не жанровую принадлежность. Еще сильнее удивляет, когда к классическим фильмам причисляют малоизвестные ленты, у которых не было даже кинопроката. И ставят, допустим, глупенькую комедию про студентов «Высший балл» в один ряд с сагой «Крестный отец» (причем, в наличии только вторая и третья часть трилогии). «Во всех больших авиакомпаниях есть целый департамент, занимающийся развлечениями на борту.

И за каждое из наименований фильмов, игр, программ мы платим большие деньги тем, у кого авторские права на данный продукт, – рассказывает мне Стивен, ответственный за «нескучный перелет» одной из европейских авиакомпаний. – Покупать конкретные фильмы нам невыгодно. Слишком дорого. Да и потом, очень мало продюсеров и режиссеров соглашается на то, чтоб их детище смотрели на крошечных экранах засыпающие пассажиры. Мы покупаем фильмы пакетами – 7 нормальных и 3 ерундовых,

они идут в нагрузку. Право на показ ограничивается временем, допустим, месяц. Потом мы должны продлить пакет или приобрести новый. Чем больше в пакете ерундовых лент, тем он дешевле. Иногда мы вынуждены к таким фильмам добавлять «чужие» жанры (то есть один фильм стоит сразу во всех категориях). Такие образом, пассажиры, выбравшие раздел «классика», находят там 5 лент, которые они видели, типа «Крестного отца», и парочку неизвестных. Смотрят в итоге последние, ведь психология такова, что любимые комедии или мелодрамы пересматривать на крошечном экране совсем не хочется».

Мой личный интерес к теме самолетного кино начался как раз с любимой мелодрамы «Реальная любовь», которую я смотрел раз 5 и, найдя ее на борту, решил освежить свои чувства. Каково же было удивление, когда всей сюжетной линии с участием Мартина Фримана и Джоанны Пейдж в фильме не оказалось. При том, что в титрах они по-прежнему остались. Напомню, что английские актеры играют порнодублеров и участвуют в ню-сценах. Которые, как потом выяснилось, все были вырезаны для авиаверсии фильма. Чтобы, понятное дело, не шокировать слишком юных (чувствительных или религиозных) пассажиров. Также из «Реальной любви» на борту исчезла следующая фраза: «Насколько я знаю, когда самолеты врезались в башни-близнецы, пассажиры звонили родственникам не со словами ненависти и ярости, а со словами любви».

«Это больной вопрос для нашего департамента, – вздыхает Стивен. – Нам очень часто приходится перемонтировать фильмы для показа в самолетах. 90% всех лент, которые мы включаем в ассортимент «живого кресла», сокращены в среднем на 10 минут. Из них вырезаны все сцены сексуального содержания (даже разговоры о сексе), вульгарные выражения, политические высказывания, которые могут привести к непредвиденным последствиям на борту, и прочие спорные моменты. Фильмов, которые не приходится редактировать, крайне мало. Почти все они из разряда «ерундового кино». Нам проще купить его, чем заниматься повторным монтажом потенциального хорошего фильма».

Перед показом ленты, подвергшейся редактированию для авиаверсии, обычно ставят фразу «Этот фильм был изменен относительно своей оригинальной версии. И отформатирован под условия данного экрана». Порезанных или переозвученных лент гораздо больше, чем вам кажется. Самые простые примеры – «неугодные» слова заменяются более спокойными. В авиаверсии комедии «Миссис Даутфайер» герой кричит «Ох!», в остальном мире – «Черт побери!». Из фильма «Ловушка для родителей» навсегда удалили фразы «Брак должен быть основан на чем-то большем, чем просто секс?» и «Боже мой!» В этом же фильме почти втрое сократили процесс прокалывания ушей. Авиазрители не услышат 18 раз сказанное слово fuck в комедии «Самолетом, поездом, автомобилем». Также обычно вырезаются слова «ниггер», «лягушатник», «макаронник», «чопорный англичанин» и пр. Смысл вы понимаете.

Редактирование может быть не только путем сокращения или переозвучки. Так, самоназначенные цензоры одной американской компании «поправили» сцену из известного фильма «Хеллбой». В кадре герой встает из лужи крайне натуралистичной крови. Ей было решено изменить цвет. Поэтому в авиаверсии фильма герой почему-то встает из синей жидкости… А для самолетного показа комедии «Маленькая черная книжка» был на компьютере нарисован новый кадр, вставленный в оригинальный фильм. Дело в том, что главная героиня, доктор-гинеколог, написала книгу с названием «Место для вашего влагалища». Разумеется, цензура не смогла пропустить такое, поэтому авиапассажиры увидели книжку «Место для вашего зачатия».

Периодически удаление смыслообразующих кадров или фраз, а также их замена несут абсурдные последствия. Вот в комедии «Мне бы в небо» герой Джорджа Клуни, проводящий в перелетах большую часть жизни, учит стажерку, как определять поведение людей в аэропорту по их внешнему виду. И, подтвердив свою теорию, произносит: «Бинго! Азиаты все такие!» – на что в ответ получает от стажерки: «Расист!» Конечно, в самолет первую часть диалога не пустили, заменив на «Деловые люди». А про вторую горе-цензоры забыли. В итоге вышло так: герой называет азиатов деловыми людьми, за что его обвиняют в расизме…
Подобных примеров невероятное множество. И, разумеется, скандальная реакция авторов фильма на перемонтаж – явление предсказуемое. Несколько раз дело доходило до серьезных судебных разбирательств. И если продюсер картины перед показом на борту не был извещен о планируемом перемонтаже и не дал письменного согласия, то авиакомпания проигрывала дело. По статистике Стивена, держатели прав редко дают добро на искажение их проекта, поэтому авиакомпания не может получить «зеленый свет» на показ. И поступиться своими идеологическими принципами тоже не может. Отсюда и скудный выбор фильмов, и редкие обновления ассортимента.

В том случае, если продюсер фильма (обладатель прав на него) и режиссер не приходят к консенсусу в отношении авиаверсии их детища, то последний может снять свое имя с титров. Самый показательный пример такого финта случился с известной мелодрамой «Запах женщины» (1992) с участием Аль Пачино (который, кстати, «Оскара» получил за свою роль). Права на показ фильма были куплены одной американской авиакомпанией. И, как и следовало ожидать, несколько сцен отправились прямиком в корзину. Режиссер Мартин Брест возмутился этим фактом и потребовал удалить его имя из титров. Но так как по законам Голливуда любой фильм «должен» иметь режиссера, то предприимчивый продюсер вписал в эту должность Алана Смити – несуществующего человека, которым частенько прикрываются на Фабрике грез в спорных случаях. С тех пор в титрах «Аромата» для авиапассажиров значится Алан Смити, а «земную» версию фильма по-прежнему снял Мартин Брест.
Абсурд абсурдом, но после исследования данной темы желание скорее включить фильм в авиакресле несколько поутихло. Более того, можно принести на борт хотя бы пару-тройку «оригинальных» фильмов, сравнить с их авиаверсиями и выяснить, какие именно кадры попали под нож идеологического монтажера. А после разгадать, за что та или иная сцена была удалена. Вероятно, после просмотра двух вариантов одного и того же фильма вам откроются его новые смыслы, о которых вы даже не догадывались.

текст: Владимир РУТМАН

 

comments powered by HyperComments
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти