Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Андрис Лиепа. «Марисович». Эксклюзивное интервью. (страница 2)

Андрис Лиепа Любить работу. И любить трудиться. Я думаю, это самое важное, что мы – я и моя сестра Илзе – получили по наследству от нашего отца Мариса Лиепы. Это удовольствие от самого процесса работы. Например, мы репетируем какое-то шоу и оттачиваем каждую мелочь, хотя, может быть, ее никто и не заметит. Если любишь трудиться и любишь свою профессию, все остальное отходит на второй план. Я вот всегда очень люблю репетировать. И любую возможность, свободное время использую для того, чтобы прийти и что-нибудь порепетировать.

хороший вкус Вот вы вспомнили про вашего отца, легендарного артиста балета Мариса Лиепу. Вы всегда хотели пойти по его стопам или были желания выбрать другой путь?

Андрис Лиепа Я вообще с детства очень любил лепить. И продолжаю любить. Иногда занимаюсь лепкой в свободное время. Думаю, что когда-нибудь удалюсь на какую-нибудь дачу, возьму много скульпторского пластилина или глины и начну лепить. Как мечтал в детстве.

хороший вкус Если родители на момент рождения ребенка уже такие знаменитые, как в вашем случае, это усложняет жизнь или упрощает?

Андрис Лиепа Ну, других родителей я не знал. И мне всегда было очень приятно, что мои – такие известные. Мама работала актрисой драматического театра. Есть теория о том, что дети переживают, понимая, что не могут достичь уровня своих родителей. И им сложно начинать тот же путь, по которому прошли мамы, папы, сложно продолжать традицию. В нашем случае все сложилось замечательно: Илзе – балерина, а я уже не танцую, занимаюсь постановкой танцев. Иногда приезжал в Ригу, меня там дразнили «Марисовичем». У них же отчеств нет, у нас – есть. Вот они с издевкой и вспоминали. Это не значит, что нет уважения, нет. Просто другая культура.

хороший вкус Был ли кто-нибудь, кроме отца, для вас авторитетом в детстве?

Андрис Лиепа Я очень любил, как танцевали Александр Годунов, Владимир Васильев. Будучи за границей, я познакомился с Рудольфом Нуриевым, работал у Михаила Барышникова. Все эти люди оказали на меня влияние. Но главным авторитетом все-таки всегда оставался мой папа Марис Лиепа. Он же был еще и отличным актером, не только танцовщиком. Его называли «Лоуренсом Оливье в балете». Когда он с труппой приезжал на гастроли в Лондон, то заголовки статей были вроде «Его мозг танцует, а тело думает».

хороший вкус Марис Лиепа большую часть жизни и души отдал Большому театру, а можно ли сказать, что вы сделали нечто подобное с разными театрами? Каждому по чуть-чуть.

Андрис Лиепа Я душу отдавал спектаклям, но не театру. С детства понимал различие между этими понятиями. Бывали партии, которые танцевал и понимал: «это на разрыв аорты»… Привязанности к конкретной сцене не
было.

хороший вкус Росли вы в артистичной семье, наверняка общались в соответствующих кругах. Были ли у вас тогда хорошие друзья? Остались ли они сейчас?

Андрис Лиепа Были. Несколько человек. Я учился в хореографическом училище, а во дворе нашего дома жил Митя Шостакович, внук Дмитрия Шостаковича. Потом мы разъехались и снова встретились уже в Америке, когда я туда приехал работать, а он с папой там жил. Сейчас мы иногда встречаемся. На нашей родной улице. Раньше она называлась Нежданова, а теперь – Брюсов переулок. Там до сих пор живет много артистов, художников и музыкантов.

хороший вкус А как вы находите общий язык с новой труппой? Какие быстро складываются отношения?

Андрис Лиепа Я люблю, когда педагог немного подхва-ливает начинающего танцовщика. Я вывел для себя одну хорошую аксиому: когда педагог говорит только замечания, называет ошибки, психологически у ученика складывается ощущение, что он ничего не может. Мне кажется, стоит говорить так: «Ты сделал вот это неправильно, это неправильно, а вот это было замечательно. Надо так же повторить в следующий раз». Нельзя только ругать. Нужно хвалить. Вот, например, сегодня была репетиция лучше, чем вчера. И когда ребята уходили, я им сказал: «Молодцы! Завтра мы сделаем еще лучше!» Поэтому у них осталось ощущение, что они сделали что-то хорошо и завтра исправят ошибки.

хороший вкус В одном интервью вы сказали, что когда артист балета перестает быть им, он уходит либо в педагогику, либо вообще в «другую степь». А вы стояли перед таким выбором?

Лндрис Лиепа Стоял. Этот выбор есть всегда у каждого артиста. Обычно мы заканчиваем танцевать через 20 лет после поступления в театр. Если ты в 18 лет пришел в театр, то к 38 – ты уже пенсионер. Можно продолжать танцевать. Моего папу часто спрашивали: «До скольки лет можно танцевать?» – на что он забавно отвечал: «Танцевать можно до скольки угодно. Смотреть уже нельзя». Лучше уйти вовремя и начать заниматься другим делом. Вот я стал режиссером, иногда преподаю, но чаще ставлю спектакли – разные шоу, оперы, балеты. За 20 лет сделал много больших концертов, три оперы, двенадцать балетов. хороший вкус А как вы считаете, незаменимых нет?
андрис лиепа Еще в 80-х я пришел в министерство культуры, просился в Америку, сказал, что хотел бы работать в Большом театре. На меня министр искоса посмотрел: «Большой театр без Шаляпина обошелся. И без вас обойдется». Фраза про незаменимых правомочна и теперь. К сожалению, так есть.

хороший вкус Как случилось ваше расставание с Большим?

comments powered by HyperComments

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2019    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти