Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Жил-был Жилин.

Сергей Жилин в мастерской

Жилин — художник с бородой. Это в известном высказывании философа борода не делает, а художника вполне. Потому что в художнике, помимо умения владеть кистью и мастихином, должно быть некое таинственное обаяние. Не бунюэлевское, скромное и буржуазное, а похожее на сибирские домики, затерянные в снегах — и чтобы обязательно из низеньких труб шел веселый дымок.

А в таком пейзаже — как без бороды?.. То-то и оно — и Сергей Жилин, мягко улыбается в свою узнаваемую бороду. Хотя изначально, по рождению и настроению, он — человек южный: родился в Краснодарском крае. Что не помешало ему, через Тюмень и Омск, где постигал азы художественного творчества, стать настоящим сибиряком — одним из ярких представителей иркутской живописной школы.

Впрочем, иркутская история Жилина началась с работы художником-модельером Иркутского дома моделей. Было это в начале 80-х, и теперь о том вспоминается разве что как о факте в трудовой книжке. Потому что важнее было то, что живопись уже тогда начала захватывать, выхватывать его из череды буден.

Тем не менее, не из того ли прошлого стойкая и строгая приверженность художника к женским образам? Ведь и название у одного из его самых известных циклов соответствующее — «Модель в интерьере».
Некоторые модели комфортно расположились в интерьерах и залах галереи DiAS, откуда рассматривают посетителей. Собственно, это и есть одно из свойств и примет настоящего искусства: когда картина словно сама наблюдает за внешним миром. И дело не в фокусировке взгляда, не в расположении предметов, не в уровне внешнего освещения и внутреннего свечения. Дело в чем-то иррациональном, алогичном, над-реальным и, отчасти, потустороннем.
Что есть по ту сторону холста? — над этим размышляем мы. Что есть по ту сторону холста? — об этом размышляют модели Жилина.

И всей разницы — в небольшой смене акцента. А в случае с изобразительным искусством, вероятно, есть смысл сменить акцент на оттенок — тоньше, вернее, живописнее.

Оттенки жилинских работ и создают этот эффект обратного присутствия: когда не мы попадаем в зазеркальный мир картины, но она сама из своей потусторонности наблюдает. Но при этом попасть в наш мир — вовсе не стремится. И верно. Чего они, герои жилинских картин, в нашем мире не видели?
А чего не видели мы? — вот вопрос более серьезный.

И в попытках ответа, в его поисках, можно сделать некие открытия. Не того, что хотел сказать художник, а того, что мы услышали: учуяли через образ, через метафору, через идею, воплощенную в цвете. Жилин словно бы выстраивает мост, по которому можно перейти с берега на берег, от впечатления к восприятию. Он называет его бесхитростно — мост искусств. И делает его ярким и… осенним. Мозаичность осени, которая складывается из отдельных листьев — желтых и опавших, устилающих землю. Их яркий цвет постепенно становится потускневшим. Приобретает те же оттенки, что благородное постаревшее золото. И чем оно благороднее, тем выше его ценность. И даже буквально — драгоценность.

Именно такой цвет берет Жилин, чтобы показать этот переход, этот мост, этот путь. Из края в край. От одного образа к другому. От этой темы к той. И вполне возможно, из ниоткуда в никуда. Тут уж каждый выбирает назначение пути самостоятельно. Ориентируясь на свои собственные силы.

Ориентир Сергея Жилина — это поиск. И часто даже не ответов, а вопросов. Ведь именно вопрос дает нам импульс к тому, чтобы действовать. Чтобы бороться. Чтобы искать. И чтобы найти, конечно, тоже. А что найти (и что найдем) — это следующий уровень. И немного смысла рассуждать: а каждому ли по силам на этот новый уровень подняться? Задача художника лишь показать, что мост — есть. А уж мы, вглядываясь в его мозаичную сущность, в его благородные формы, может, и разглядим под тем осенним мостом — Лету, на одном берегу которой будет прошлое, а на другом — будущее.
А настоящее — это и есть мост. По версии Сергея Жилина — это мост искусств. А потому искусство — не просто принадлежит настоящему и его символизирует. Оно еще и предлагает: заглянуть за горизонт, по ту сторону света, вглядеться в сумрак и обнаружить, что на самом деле мы вглядываемся в самих себя.

Как жилинские картины вглядываются в нас. И пока они на нас смотрят, можно попробовать жить и быть. Как живет и бывает внутри своего искусства иркутский художник Сергей Жилин. Он пришел в этот мир по своему мосту, пряча улыбку в своей бороде, раскрашивая белую снежную Сибирь разноцветным. Достойная задача для художника.

текст: Анастасия ЯРОВАЯ

 

comments powered by HyperComments

Навигация

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти