Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

«О том, о сём с Максимом Леонидовым». Эксклюзивное интервью.

42 04Интервью с Максимом Леонидовым начиналось по телефону. Он спросил, а о чем будем говорить. Так сказать, информационный повод-то какой? 50 стукнуло пару лет назад, «Секрет» свой юбилей тоже отыграл. Я задумался, но не растерялся и ответил шуткой: «Поговорим о том, о сем, о вечном…» — «Отличная концепция!» — удивился Леонидов, но на интервью пришел. О том и поговорили. Так просто, без концепции.

хороший вкус: Вы помните, когда впервые поразили окружающих?

максим леонидов: Да. Мне было года четыре. Мы всей семьей отдыхали в Доме творчества в Щелыкове. Однажды на традиционном киносеансе у механика что-то не заладилось. В зале зажгли свет, все сидели и тихо перешептывались в ожидании продолжения. Мне сидеть не хотелось. Я вышел на сцену и запел:

Шаланды, полные кефали,

В Одессу Костя привозил.

И все биндюжники вставали,

Когда в пивную он входил.

«Папа, а что такое пивная»? — поинтересовался я под всеобщий хохот, будто рос среди одесских биндюжников и каждый день встречал шаланды с кефалью, как-то минуя при этом пивную.

хороший вкус: То есть тяга к сцене была уже в таком юном возрасте…

максим леонидов: Если сцена была какая-нибудь поблизости, я бежал и выступал. Не обязательно пел, иногда стихи читал. Чем старше становился, тем чаще использовал любую возможность показать себя на публике.

хороший вкус: Но вы же учились в хоровом училище. Почему передумали становиться дирижером?

максим леонидов: Для каждой профессии нужно обладать определенными качествами. А главное, эту профессию очень любить. И я понял, что сам петь люблю гораздо больше, чем дирижировать другими. И решил сделать то, что люблю.

хороший вкус: А сейчас можете подирижировать?

максим леонидов: Конечно. (Леонидов возносит руки и невидимой палочкой дирижирует концерт для фортепиано с оркестром Чайковского, периодически вставляя фразы вроде «здесь рояль вступает» или «трам- трам».) А вообще я одно время дворником хотел стать. Или пожарным. Меня прельщал не процесс, а результат труда: было грязно — стало чисто, горело — потушил. Потом я мечтал быть ковбоем (сейчас Леонидов живет под Петербургом в собственном доме, который вместе с участком напоминает ковбойское ранчо — прим. авт.), Робертино Лоретти хотел стать. Ну и, конечно, «битлом». Им я в какой-то степени и стал. А как по-другому назвать человека с гитарой, который поет рок-н-ролл? Только «битлом».

хороший вкус: Судя по рассказам, вы были не самым послушным ребенком.

максим леонидов: Вообще не послушным.

хороший вкус: А как вас наказывали? Игрушки отбирали?

максим леонидов: Наказывали так же, как и всех. Оставляли без мультиков, например. Сейчас вот мультики везде можно смотреть. А тогда — только в выходной день в кинотеатре, где показывали сборник мультфильмов. Вот если я плохо себя вел, меня туда не пускали. А игрушки мы сами делали. Не все, конечно. Из дерева выпиливали лобзиком пистолеты разные. А потом папа привез из-за границы моему старшему брату классный пистолет. Я брату страшно завидовал.

хороший вкус: Вот вы говорите, что часто выступали на сцене. А песня любимая была?

максим леонидов: До «битловского» периода? Да, у меня было много любимых песен. Но вспомнить какую- то одну (задумывается)… Я любил песню (поет):

Ты, моряк, красивый сам собой.

Тебе от роду двадцать лет.

По морям, по волнам,

Нынче здесь, завтра — там…

хороший вкус: А как вышло, что The Beatles настолько сильно проникли в вашу жизнь?

максим леонидов: Ну, во-первых, время было определенное. Когда бит-квартет «Секрет», тогда еще никому не известный, примерил на себя мировоззрение, музыку, все, что вертелось вокруг The Beatles, выяснилось, что нам это очень подходит. Как костюм налез на нас. Оказалось, что мы такие. Мы ничего из себя не корчили. Это важно понять тем людям, которые считают, что «Секрет» косил под The Beatles. Нас оправдывает то, что мы ни одной ноты у «Битлов» не сперли. Мы взяли их эстетику. Еще нас оправдывает то, что для нас эта эстетика была крайне органична. Это была наша эстетика. А ведь мы могли взять эстетику, допустим, Deep Puprle или Rolling Stones. Но это были не мы. Нам бы пришлось играть какие-то роли.

хороший вкус: И вы ведь, по сути, «Секрет» и закрыли…

максим леонидов: Мы отыграли в «Битлов» на все сто. Перешли перевал, теперь или — к другой вершине, или — вниз. Но после нескольких лет тяжелой гастрольной жизни на новые подвиги просто не было сил. Я с ужасом поймал себя на мысли, что мне надоела вся эта «битлятина». Стремительно менялось время, менялись и мы. Это сегодня я могу объяснить, что со мной произошло. Я просто повзрослел.

хороший вкус: Тогда-то вы и решили уехать в Израиль? (Леонидов прожил в Израиле с 1991 по 1996 годы — прим. авт.)

максим леонидов: После ухода из «Секрета» прошло около 10 месяцев до моего решения переехать в Израиль. Обстановка в стране была, сами знаете, какой. И меня ничего не держало. Переезд в Израиль я воспринял оптимистически. Мне казалось, что там все другое: другая жизнь, другая культура, другой язык. Меня никто не знает, за исключением эмигрантов последних лет. И еще пленило это синее небо, море, сверкающее на солнце…

Мне нужно было снова зарабатывать себе имя, становиться своим, проникать в эту жизнь, ее в себя пускать. Со временем я выучил язык, хотя в возрасте это уже нелегко. Начал играть в израильском драматическом театре, обрел навыки международного общения, собрал музыкальную группу, назвав ее в переводе на русский «Черный рынок». Правда, это название студия звукозаписи забраковала, изменив его на «Политбюро Максима». А надо понимать, что «полит» на иврите — беженец. То есть в нашем случае «бюро беженцев». Такая игра слов. Выпущенная пластинка огромного успеха не имела. При этом у нас было много концертов. Ведь эмигранты в то время приезжали и приезжали. В этой группе, состоявшей из русских и израильтян, я являлся неким символом возрождением нации, эмиграции. Поэтому на большие концерты нас всегда приглашали. Тогда случилась еще и передача «Эх, дороги», в которой я и Андрей Макаревич были ведущими. Передача о путешествиях за рулем с успехом шла пару сезонов на одном из центральных каналов в России. Как-то мы снимали серию на Лазурном побережье и арендовали виллу на всю съемочную группу. И вот, сидя на шезлонге, я написал песню «Девочка-виде-ние». И вернулся с ней в Питер.

хороший вкус: А какое у вас отношение к Питеру?

максим леонидов: Это мой дом, мои корни. То, что меня питает. Уехав из Питера, я в каком-то смысле перестал бы быть собой. В моих песнях очень много Питера. Мне, конечно, отсюда уезжать нельзя. Да и не хочется.

хороший вкус: Ну, и в Москве вы частый гость. Концерты, спектакли… В Москве состоялись премьеры двух ваших последних на сегодняшний день театральных работ — мюзиклов «Продюсеры» (2009) и «Растратчики» (2012). Какой из них требовал от вас большей концентрации?

максим леонидов: Написание мюзикла — это ведь дело не одного месяца. И даже не двух. Вместе с московским артистом Александром Шавриным, который сочинил либретто к «Растратчикам», мы работали примерно в течение года. На актерскую часть отводится всего полтора месяца до премьеры. И за это время нужно найти (загибает пальцы) зерно, образ, грим. Найти, как этот человек ходит, разговаривает. Это, мне кажется, гораздо сложнее. Но я получаю удовольствие от обоих процессов. Ведь ради получения удовольствия мы выходим на сцену. И если после окончания мюзикла зрители выходят из зала, идут домой и напевают только что услышанные песни, значит, мы добились успеха.

хороший вкус: Вы говорили, что ваша любимая роль — Макс Бьялысток из «Продюсеров». А если бы вам предложили сыграть сказочного персонажа, кого бы вы выбрали?

максим леонидов: Какого-нибудь злодея. Злодеев играть интересно. (Леонидов играл отрицательного персонажа в одной из серий сериала «Убойная сила», действие которой происходило во Франции — прим. авт.)

хороший вкус: Я так понимаю, мюзиклы помогли вам развернуться? Ведь долгие годы вас загоняли в какие-то форматы…

максим леонидов: Загнать в форматы меня невозможно. Каждый год публика от меня ждала второй «Девочки-видения» или «Не дай ему уйти», еще парочку «Приветов». Но я не шел на поводу. И всегда делал только то, что мне интересно. Иногда даже жертвуя каким-то паблисити и радио-эфирами, я все равно писал песни, которые рождались у меня именно в этот момент. С другой стороны, любой человек, который пишет песни, сам себя ограничивает. Потому что за эти рамки ему порой нельзя выходить. И большая форма, такая как мюзикл, дает невероятную свободу и легкость. Потому что ты — это не ты, вроде как. Это не тот Максим Леонидов, который пишет песни, это какой-то другой Максим Леонидов, пока не известный. И мне самому не известный.

хороший вкус: То есть иногда приходится делать то, что не хочется?

максим леонидов: Я принадлежу, главным образом, себе. Потому все я делаю по собственному выбору. Но если случается, что я не свободен в выборе, то я говорю себе, что делаю это во имя каких-то важных для меня целей.

хороший вкус: Например?

максим леонидов: Мои дети. Маша и Леонид.

хороший вкус: Леонид еще маленький, а Маша проявляет желания продолжить ваше дело?

максим леонидов: Еще рано говорить о том, хочет она или не хочет. Тоже маленькая. Может, позже появится какое-то желание. Я бы хотел, чтобы они занимались тем делом, которое им очень нравится. А какое будет это дело, пусть дети решают сами.

хороший вкус: Вы в жизни веселый человек?

максим леонидов: Когда как. Иногда и грустный. Но чаще веселый.

хороший вкус: Что вас может рассмешить?

максим леонидов: Ой, да все, что угодно. Животные бывают забавные, дети забавные. Может рассмешить хорошая кинокомедия, анекдот…

хороший вкус: А каких животных вы любите?

максим леонидов: Разных. Они естественные, славные. Никогда не держат камень за пазухой. Они такие, какие есть. У меня дома живет большая овчарка по имени Старк.

хороший вкус: Кстати, о животных. Я знаю, что с названием вашей группы связана смешная история…

максим леонидов: Да, мы записывали альбом, который назывался «Hippopotam». По названию одной из песен. Но мой товарищ и звукорежиссер Володя Густов, который записывал альбом, ошибся в одной букве, и получилось «Hippopotazm». Так появился альбом «Hippopotazm». И в связи с этим мы решили назвать группу Hippoband. Я вообще хотел на каждый альбом новое название группы. Например, «Максим Леонидов и Мандарины», «Максим Леонидов и пельмешки»… Так веселее, мне кажется. Но ребята сказали, что пельмешками быть не хотят, поэтому осталось Hippoband.

хороший вкус: Какие чувства вы испытываете перед концертами?

максим леонидов: Я не волнуюсь, если вы об этом. Я с удовольствием занимаюсь своим любимым делом, так что волноваться не стоит. Вот если вы, допустим, любите плавать или рисовать, или бегать, вы же не волнуетесь перед плаванием, перед листком бумаги, перед пробежкой. Вот и я не волнуюсь.

 

текст: Владимир РУТМАН, спец. корр «В хорошем вкусе» в Санкт-Петербурге

comments powered by HyperComments

Навигация

Следующая статья:

«Секрет» с «Приветом» — Hooligan
2016-09-07 17:55:07
[…] «Когда бит-квартет «Секрет», тогда еще никому не известный, примерил на себя мировоззрение, музыку, все, что вертелось вокруг The Beatles, выяснилось, что нам это очень подходит. Как костюм налез на нас. Оказалось, что мы такие. Мы ничего из себя не корчили. Это важно понять тем людям, которые считают, что «Секрет» косил под The Beatles. Нас оправдывает то, что мы ни одной ноты у «Битлов» не сперли. Мы взяли их эстетику. Еще нас оправдывает то, что для нас эта эстетика была крайне органична. Это была наша эстетика. А ведь мы могли взять эстетику, допустим, Deep Puprle или Rolling Stones. Но это были не мы. Нам бы пришлось играть какие-то роли.» (Максим Леонидов) […]
Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти