Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

ЭКСКЛЮЗИВ Настоящая Арбенина

От Дианы Арбениной исходит ощущение подлинности, «настоящести». Возможно, тот образ, который она создала на сцене, кому-то покажется излишне жестким. Короткие волосы, на лице ни грамма косметики, серое невыразительное платье, больше похожее на халат. Все вроде бы невыразительное, серое, не совсем женское и совсем не изящное. И уж тем более — не гламурное. Словом, не шоу и не бизнес. Это искусство. Потому как, если вслушаться в слова ее песен, понимаешь, что в них выражено живое трепетное сердце.

И в личном общении Арбенина производит впечатление подлинности. Понимаешь, что перед тобой человек, с которым можно идти хоть на край света — хоть в тундру, хоть в тайгу, хоть на Северный полюс. Она не бросит и не предаст. На пресс-конференциях обычно столичные знаменитости с журналистами не слишком церемонятся. Можно встретить все: от развязности и наглости до откровенной враждебности. А иногда, чтобы произвести впечатление, певцы и певицы разыгрывают роль «своих парней». Арбенина и в этом — белая ворона. Чем-то она напоминает Марину Цветаеву, о которой много писали ее современники. Ну, кто еще, скажите, на вопрос «Как вас зовут в вашей рок- группе? Есть ли прозвище?» может ответить: «Есть! Мой барабанщик зовет меня «Шапокляк!» Арбенина от первого слова до последнего — искренняя.

—  Вы испытываете радость, когда исполняете свои песни?

—  Выступать на сцене — необыкновенное удовольствие. Я не человек студий. Мне нужно общение с людьми, нужен обмен энергией. У меня вырывает сердце, когда я понимаю, что люди поняли, что хотела им сказать.

—  Как вам удается поддерживать себя в такой хорошей форме?

—Я не пью, не курю. Иногда пытаюсь делать зарядку. Из-за плотного гастрольного графика это плохо получается. Что касается еды… После концерта, чтобы не есть, ложусь спать. Не люблю объедаться.

—  О чем вы мечтаете?

—  Выспаться. Сегодня весь день по крохам вы- цепляю сон, спать приходится по пятнадцать-двад- цать минут. И ты выглядишь не так, как хочешь, от недосыпания появляются новые морщины.

—  Вы соблюдаете пост?

—  Нет, у меня с Богом свои отношения, и., (задумывается) все в порядке.

—  Чем отличаются люди в средней полосе России от жителей Сибири?

—  Если ты приехал в Питер после шестнадцати лет, уже не сможешь к нему привыкнуть. Это не то чтобы чужое, не твое. Не твоя природа. Не твои леса, не твой климатический пояс и так далее. По-этому мне было очень приятно общаться с моими слушателями из Хабаровска, Дальнего Востока, Благовещенска, Читы. Мне, правда, очень кайфово в Сибири. Это я не потому говорю, что разговариваю с вами и хочу вам понравиться. В вас есть то, чего нет в жителях средней полосы, в вас больше честности и открытости. Своеобразие северной аудитории в том, что она очень теплая, искренняя. Может быть, потому, что далеко от Москвы. Изначально ведь так сложилось. Кто раньше ехал на Север? Либо ненормальные, которые не знали вообще, зачем поехали. Романтики, как мои родители. Либо авантюристы, которые ехали за легкими деньгами.

—  У вас есть своя система воспитания для ваших детей?

—  У нас с рождения был строгий режим, четкое расписание дня, и оно меня спасло. Я не кормила по первому требованию — с двойней это совершенно невозможно! Мне бы приходилось бегать и бегать, бегать и бегать. И хотя детям уже по три года, мы этому расписанию строго следуем. Тема говорит: «Четыре часа! Пора пить сок!» Никаких игрушек у нас нет — машины, куклы моим детям неинтересны.. Их заменяют книги. Мы читаем очень много. Это сказки. Я с рождения хотела поставить им «Маленького принца», но потом подумала: я постоянно опережаю время, для них пока это рано. Героев они запоминают, а что касается морали. В этом возрасте на уровне «плохой-хороший». А еще мы занимаемся по системе Монтессори, она мне очень нравится. Все очень просто: если нам нечего делать, мы начинаем заниматься ерундой, в любом возрасте, и неважно, сколько нам лет — три или двадцать три. А если мы чем-то нужным заняты, то у нас получается такая интересная жизнь, которая не позволяет нам следовать своим животным инстинктам, которых в человеке очень много.

—  А у кого-то из ваших детей проявились музыкальные способности?

—  У Темы хороший слух. Но мне не нравится, когда детей ставят на стульчик и заставляют фальшивым голосом петь какую-то песню. Меня радует, что Тема в свои три года может повторить музыкальную фразу без фальши. Если все так пойдет и дальше, будем его учить музыке. А что касается дочери, хочу, чтобы она пошла на рисование — есть способности. Она меня удивляет иногда своими рисунками. Не потому, что она моя дочь. У меня нет такого видения, как у нее. Например, птицу рисует так: одна вертикальная линия и несколько пересекающих ее под прямым углом горизонтальных линий. Нет клюва или каких-то других деталей.

—  Вы детям поете свои песни?

—  Да. У меня есть несколько детских песен, я пою своим «Голубого слона» — детская песенка в до- мажор, она была написана одной из первых. Делаю отбор, ведь если спою «Я по асфальту шагаю с тем, кого сберечь не смогу», вряд ли они меня поймут.

—  У вас есть недостатки, от которых хотелось бы избавиться?

—  Я очень вспыльчивый человек. Хотя.. Обижаюсь, но почти сразу обиду забываю. Я не могу себе позволить долго обижаться, потому что от детей на меня обрушивается такая лавина любви! Просто лавина!

—  Почему ваш концерт называется «Выжить вопреки»?

—  Это строчка из песни «Государство». Был концерт в Питере, и был момент, когда фанаты подняли белый транспарант, а на нем надпись «Выжить вопреки». И нам ничего придумывать не пришлось.

—  Вы привезли в Иркутск новую программу, в чем ее отличие от предыдущих?

—  Она довольно необычна. Это не рок-концерт в чистом виде. Это сочетание жанров: кинематографа, театральных законов и рок-музыки. Все строится на песне «Четыре», которую мы сегодня представляем. На самом деле, правда, это очень ответственный момент, сегодня мы впервые показываем четко выверенную программу с отстроенным светом, определенной мизансценой, которая идет из концерта в концерт — у нас сегодня семидесятый концерт, и я надеюсь, все будет в хорошем смысле слова «без сюрпризов». Что касается дисков, то это, конечно, та-а-акая авантюра!.. Мы возим с собой огромное количество дисков и дарим каждому, кто пришел на концерт.

—  У вас большое количество альбомов, почему ваш «крайний» («последний» не говорят) называется «Четыре»?

—  Мне приснилось это название. Кто-то сказал во сне, что нужно назвать «Четыре». Я назвала. Вот теперь думаю над этим.. Мне интересно, что со мною происходит и что происходит в мире по отношению ко мне в частности. Я наблюдаю: цифра четыре в той или иной форме постоянно появляется. Я думаю, может, потому, что мои дети родились 4 февраля? Я родилась восьмого — тоже двойная четверка. И моя семья теперь состоит из четырех человек. Ну да, цифры — это интересная вещь. Все, что я знала раньше о цифре «четыре» — что это знак смерти у японцев. Но мне это не близко! Мне совершенно не нужны все эти теории, потому что я очень люблю жить и никогда не испытываю никаких депрессий. 

— Вы верите в приметы?

—  Нет, я верю в знаки. В то, что все в мире взаимосвязано и все не просто так.

—  Вам кто-нибудь помогает воспитывать детей?

—  Няни у меня нет. Я очень хотела бы постоянно находиться с детьми, но понимая, что из-за гастролей это невозможно, попросила маму уйти с работы и помогать мне. Я говорила: «Мама! Я так хочу, чтобы моих детей вы воспитывали так, как воспитывали меня!» Но сейчас понимаю, что никаких повторений в жизни вообще быть не может. Это совершенно другие дети! И у них другая дорога. Они живут в другое время. Но есть какие-то железобетонные вещи, которые в моей семье сохранились. Например, в нашей семье самое страшное — быть жлобом! Вот если отец говорит: «Это жлобство!» — то это очень плохо! Жлобствовать — это жалеть для другого чего-нибудь, врать.. А что касается частностей, то у меня совершенно другая семья.

—  В одном из своих интервью вы обмолвились, что «любите удивлять людей». Может быть, расскажете о таких случаях из своего детства, когда вы по-настоящему удивляли окружающих?

—  Вы знаете, своих родителей я удивила тем, что выросла совершенно не тем человеком, которым они хотели бы меня видеть. Семейная легенда гласит (мои мама и папа единодушны в этом, хотя давно не живут вместе, но по их отдельным рассказам все сходится), что в три года я сама пекла блины, спокойно оставалась дома одна, встречала родителей, разогревала обед, потом мыла посуду и читала книгу. Вот такой вот жизненный опыт! Каково же было удивление моей мамы, когда это все как-то быстро прекратилось. Мне кажется, это самая большая неожиданность, которая случилась и со мной, и с моими родителями. Я не выросла таким тепличным растением. Бывает, ребенок всю жизнь играет гаммы (я, кстати, тоже играла гаммы в детстве), а потом выходит на улицу — и ему дают по морде. И он понимает, что жизнь — такая плохая. У меня не было такого. По большому счету, я понимала, что в жизни и то есть, и это есть, и со всем можно сладить. Поэтому было, конечно, удивительно: почему жизнь моя так повернулась, что я выбрала рок-музыку.

текст: Оксана ГОРДЕЕВА

фото: Алена ПЕРЕГУДОВА

Навигация

Предыдущая статья: ←

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти