Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Погоня за акулами

55i  Несмотря на сообщения из Египта о пострадавших от укусов акул, маршрут своего отпуска я прокладывала, исходя из стремления к встрече с подводными гигантами. Белоперые рифовые акулы, родственники «прославившихся» людоедов у берегов Шарм-Эль-Шейха, акулы-лисицы, восхищающие своим огромным хвостом, громадины китовые акулы стали подводными маячками, манившими меня в прибрежных водах Филиппин. Вместе с тем, «акульи направления» открыли мне несколько восхитительных мест, не пользующихся популярностью среди российских туристов, предпочитающих «раскрученный» Боракай.

Встреча с филиппинскими трешерами

 Малапаскуа — остров в Филиппинском море — сравнивают с Боракаем 30-летней давности. «Остров-баунти», примерно 2,5 км в длину и около 1 км в ширину. Небольшая деревня, насаждения сахарного тростника и кокосовых пальм; но, пожалуй, главными достопримечательностями Малапаскуа являются белый коралловый песок, кристальной чистоты море — цвет которого переходит от салатово-зеленого к небесно-голубому и бездонно-синему, а также обитающие в нем акулы-трешеры.
   На Малапаскуа нет высоких строений, асфальта и какого-либо моторизированного транспорта, за исключением небольшого количества мотоциклов. Неспешно обойти весь остров пешком можно часа за три. Что мы и сделали. Одна-единственная дорога тянется по западному побережью. Вдоль нее и в глубине острова — домики местных жителей, каменные, а чаще, деревянно-бамбуково-соломенные. На юго-восточной оконечности Малапаскуа рядом с шикарным отелем совершенно случайно мы наткнулись на местное кладбище. Ужаснула одна могила, бетонное покрытие которой было разрушено, а из земли торчали человечьи кости. В остальном Малапаскуа выглядел очень ухоженным. «Здесь даже все дорожки между деревенскими домами посыпаны белым песком!» — восхищенно шутя, говорила я Саше, моему хорошему приятелю и «сопутешественнику». Порой местные жители шокировали своей чистоплотностью. Женщины с утра до вечера стирали. Мужчины по утрам мыли собак, петухов (на Малапаскуа, как и на всех филиппинских островах, распространены петушиные бои) и даже свиней.
  Восточное побережье острова оккупировано дайв-центрами и ресортами. Бунгало и рестораны расположены метрах в 30 от моря на песчаном берегу среди пальм; на «второй линии» — жилье побюджетнее, но зато более камерное. Наше бунгало располагалось менее чем в 100 метрах от моря. Спартанская обстановка (в номере только кровать, плетеная этажерка, горячей воды нет, света в туалете нет, смыв в унитазе — из ковшика) компенсировалась невысокой стоимостью — 400 филиппинских песо (чуть более 260 рублей) в сутки.
53i  Утро на Малапаскуа начинается около 6 часов, уже в 7 детишки играют на улице, женщины стирают, мужчины возятся с петухами, открыты местные закусочные на 1-2 столика. В одной из таких кафешек, недалеко от нашего бунгало, мы иногда завтракали. За две порции жареных стручков фасоли с непонятными приправками, два стакана горячей воды (заварку мы приносили с собой, поскольку в местных лавочках и кафешках, в лучшем случае, был зеленый чай) мы платили 40 песо. Правда, здесь же как-то раз с нас «содрали» 150 песо за приготовление на гриле тунца, которого мы купили у местных рыбаков за 150 песо. Обед в единственном относительно дешевом, но приличном ресторане на двоих обходился в пределах 400 песо (мясо, рыба с овощами, соки, пиво). Отдельного внимания заслуживал местный манго-фреш: фактически пюре из манго без добавления воды и сиропа. Гордость филиппинской алкогольной промышленности — ром «Тандуай» — в ресторане стоил 150 песо за бутылку 0,75 л. 
  Остров Малапаскуа известен среди дайверов обилием акул-трешеров (Tresher Sharks) — как их еще называют, акул-лисиц или молотилок. Главная особенность сих дивных созданий — огромный хвостовой плавник, размер которого достигает половины длины самой рыбы (величина акул может превышать 6 метров). Этим хвостом трешеры глушат рыбу, прежде чем съесть. Для человека акулы-лисицы считаются неопасными, поскольку люди не входят в их рацион. Несмотря на то, что эта акула может ударом боевого плавника сломать кости, зафиксировано всего несколько случаев нападения этого вида на человека. Вообще, вопреки распространенному мнению, лишь немногие акулы опасны. Из всех только четыре вида замечены в неспровоцированных нападениях на людей со смертельным исходом: белая, тигровая, тупорылая и длиннокрылая акулы.
  Проводником к трешерам я выбрала дайв-центр «Evolution», принадлежащий ирландцу Дэвиду Джойсу и англичанину Мэтту Риду. Во-первых, они порекомендовали нам самое дешевое жилье; во-вторых, очень подробно описали, как добраться до Малапаскуа; в-третьих, в меню их ресторана значились 12-летний ирландский виски и «жареный камамбер с грецким орехом и сальсой из манго», кои мы не преминули попробовать.
  «Evolution» оправдал мои ожидания. Еще не рассвело, а мы (я и дайв-гид) уже погружались под воду в нескольких километрах от Малапаскуа, в месте, куда трешеры приходят ранним утром, чтобы рыбки-чистильщики убрали паразитов с их тел. Место поражало ландшафтом и растительностью. Гид рассказал, что это был затонувший остров. Не знаю, действительно остров или подводное плато, но пока я плавала у дна, ожидая молотилок, аналогия с сухопутным происхождением этой поверхности не выходила из головы. Низко стелящиеся водоросли и кораллы казались полем с мягкими земными травами; я бы, наверное, не удивилась, увидев песчаную дорогу или лачугу. На какое-то время мы остановились у края острова. «Смотри», — жестом направил мое внимание гид. И в то же мгновение я увидела приближающегося трешера. Длина его тела составляла не менее трех метров. Огромный хвост изящной дугой несколько воинственно смотрел вверх. Но что поразило больше всего — это глаз. Огромный круглый глаз, который пристально, не мигая, смотрел прямо на меня. Подплыв на расстояние метров трех, акула развернулась и уплыла за пределы видимости. Ей на смену пришла вторая, но она уже не подходила так близко. Беззвучно передвигающиеся под водой хвостатые создания не внушали мне страха — пожалуй, лишь волнение от встречи с незнакомыми мне прежде существами.
  Почему-то некоторый страх я испытывала при встрече с уже знакомыми белоперыми рифовыми акулами. Наблюдать за их полуденным сном мы отправились к островку Гато, что недалеко от Малапаскуа. На одном из сайтов в Интернете перед поездкой я прочитала: «Вы приезжаете на Малапаскуа, чтобы увидеть молотилку, а уезжаете, вспоминая о Гато». Так оно и оказалось: подводный мир вокруг Гато остался в памяти надолго. Здесь были потрясающие рыбы и кальмары, длиннющие полосатые морские змеи, кораллы такие, что вообразить сложно, тоннели, подводные скалы с гротами. Вот в этих-то гротах и спали белоперые. Мирно спали, никого не трогая, но каждый раз, когда я подплывала и разглядывала их безмятежные морды, меня не покидало желание отодвинуться от них подальше. Не знаю, что так отталкивающе действовало: вроде и зубы они не показывали, и размером-то были совсем «малявки» – не более 2 м. Да и выражение их «лиц» не наводило на мысли об агрессии: слегка опущенные кончики ртов придавали их мордам оттенок грусти. Хотя поговаривают, белоперые, если их сильно достать, могут и цапнуть.

Первый блин комом

54i  «Не малявкам» моей мечты — китовым акулам — была посвящена следующая точка нашего путешествия — Падре Бургос, небольшой филиппинский поселок на юге острова Лейте. Католическая церковь, несколько улочек, пара школ, причал. В конце самой длинной улицы, идущей по побережью залива Согод, три дайв-центра с маленькими гостиницами. Такое небольшое количество ресортов объясняется тем, что Падре Бургос — не раскрученное туристическое место. Да и о самом Лейте немного информации в туристических справочниках. Первое, что выходит в поисковике по запросу «Лейте»: около острова в 1944 году произошло самое масштабное в истории морское сражение между США и Японией. Еще известно, что на островке Ламасава у южной оконечности Лейте Магеллан провел первую католическую мессу на филиппинской земле в Пасхальное воскресенье 1521 года; в конце концов Филиппины стали единственной католической страной в Юго-Восточной Азии. С Лейте также связан трагический рекорд: в ноябре 1991 года тайфун «Тельма» унес жизни 6 тысяч жителей острова. А еще язык жителей Лейте сильно отличается от тагальского, распространенного на Филиппинах, поэтому большое количество островитян для общения с соотечественниками используют английский.
  Больше всего привлекла информация о том, что в водах, омывающих Лейте, можно встретить китовых акул. Это самый крупный вид акул, а также самый крупный вид из ныне живущих представителей рыб. Длина их тела, по некоторым данным, может превышать 20 метров (достоверно подтверждена длина – 12,65 метра), а вес – 12 тонн. До апреля 1828 года, когда африканские рыбаки впервые загарпунили эту огромную рыбу, китовая акула была призраком, который изредка видели, о котором рассказывали небылицы, но которого не удавалось поймать и изучить. Сейчас китовая акула считается вымирающим видом. В мире насчитывается только около тысячи особей.
  Первым делом по прибытию в Падре Бургос мы выбрали отель, в котором предстояло жить, и дайв-центр, с которым будем нырять. Туристическая нераскрученность Падре Бургоса была нам на руку: загруженность местных дайв-центров и отелей в среднем не превышала 15 процентов. Выбор основывался на материальных соображениях: где дешевле. В итоге я ныряла с одним дайв-центром, а жили мы в другом, расположенном метрах в 100 от первого.
  В силу моей экономности мы остановились в общежитии (800 песо за комнату – 525 рублей): 7 чистых уютных комнат, два душа и два туалета на этаже. Мы были единственными посетителями общежития. Какой вид открывался с балкона! Песчано-каменистый пляж, пальмы, море, кораблики… Вообще, Падре Бургос просто создан для расслабляющего спокойного отдыха. Здесь можно часами сидеть на берегу и любоваться морем и облаками, меняющими свою окраску в зависимости от погоды. Даже крики петухов, которые живут на Филиппинах практически в каждом дворе, казались приглушенными.
А вот сведения о возможном дайвинге меня несколько огорчили. Оказалось, здешние дайв-центры не возят дайвить с китовыми: при встрече с гигантскими акулами разрешено только плаванье с маской и ластами.
  На следующий день после приезда мы отправились на встречу с акулой (стоимость трипа – 3500 песо (почти 3 тыс. рублей) с человека). С нами на корабле плыла группа японцев, до зубов вооруженных современнейшей фото- и видеоаппаратурой для подводных съемок. Все были настроены на знакомство с подводным гигантом. Но как только мы отошли от берега, начала портиться погода: сгустились тучи, стал накрапывать дождь. Графитового цвета море с атласным отливом, волны, неприветливое небо, пронизывающий ветер наводили на мысль о быстрейшем возвращении к берегу. Около часа мы шли на лодке до места планируемой встречи с китовыми. Потом долго бороздили морские просторы, при этом команда и дайв-гиды пристально всматривались в воду. Увы… Несмотря на то, что накануне нам заявили, что шансы встретить китовую акулу велики, все усилия были бесполезны. «Как так?» – чуть ли не со слезами на глазах спросила я. «Animals», — разводя руками, ответил гид.
  Вторую попытку искать гигантов мы не решились предпринимать: пожалели денег, да и время пребывания в Падре Бургосе у нас было ограничено.
Компенсацией за неудачу был великолепный дайвинг в заливе Согод. Пусть у меня не самый большой опыт, но, имея за плечами 50 погружений в разных морях, с уверенностью заявляю: дайвинг на Южном Лейте потрясающий! Нетронутые кораллы, обилие всевозможных рыб — хоть я не увидела там особенной живности, но красота была бесподобной! Неизгладимое впечатление оставил и ночной дайвинг. С теми же японцами мы плавали ночью в районе пристани Падре Бургоса. Очень неоднозначные ощущения! Представьте, что вы ищете бриллианты в помойке. Я испытывала нечто подобное. Дно у пристани было ужасно загажено мусором: луч фонаря высвечивал то старый драный туфель, то кокосовую скорлупу, какие-то тряпки, полиэтиленовые пакеты и т.п. Вместе с тем, на дне обитали совершенно дивные существа, нигде ранее мной не виденные: морские коньки, причудливые голожаберники, звезды с длинными мохнатыми лапами, каракатицы, глазастые улитки, рыбы-камни и еще множество неизвестных мне морских тварей.

Бок о бок с гигантом

56i  Плаваньем бок о бок с самыми большими рыбами на земле мы все-таки насладились в Донсоле, в прибрежных водах юго-восточной части острова Лусон. Китовые акулы приходят на кормежку в местный залив, воды которого богаты планктоном, практически ежедневно с декабря по май. Прежде Донсол был рыбацким поселением, жители которого специализировались на ловле китовых акул, плавники коих — ценный и редкий деликатес. В 1998 году филиппинский отдел по туризму объявил эту область заповедником для китовых акул, прекратил вылов «бутандинг» (так называют эту громадину филиппинцы) и взял ориентир на их охрану. С тех пор Донсол является популярным местом среди туристов, жаждущих увидеть китовых акул в естественных условиях.
  Мы поселились в одном из ресортов, появившихся на побережье в Донсоле после начала туристического бума. За стойкой рецепшен с утра до позднего вечера сидела сама хозяйка — сухонькая дама средних лет. Она сама вела все подсчеты и расчеты, выдавала деньги на сдачу официантам, решала вопросы с заселением. Именно она предложила нам бунгало, которое стоило 2000 песо, за 1200 песо в сутки с условием не включать кондиционер, а ограничиться вентилятором, что нас вполне устраивало. Пожалуй, это было самое лучшее место проживания за все время нашего путешествия: идеально чистый номер со всем необходимым, в том числе горячей водой (для относительно недорогих отелей на Филиппинах это редкость). Внушительная территория отеля, на которой располагались бар, ресторан, полтора десятка бунгало, баскетбольная площадка, беседки, была засажена цветущими кустарниками. Калитка за баром вела к морю на пляж с черным вулканическим песком.
  Вечером на крыше нашего домика устроили сходку летучие мыши. Я была готова сидеть, наблюдая за ними и потягивая местный ром, может, не один час, но мужской голос, поющий в баре под караоке, заставил покинуть облюбованное место. Пел бармен. Пел, поднося напитки отдыхающим, пел, когда не было желающих продемонстрировать свои вокальные способности иностранцев, пел, когда становилось тихо и скучно. Но как он пел! Такого потрясающего пения под караоке я никогда не слышала! Думаю, на профессиональной сцене этот молодой человек зарабатывал бы гораздо больше, чем в приотельном баре!
  Прежде чем пойти на встречу с китовой акулой, необходимо зарегистрироваться в «Visitor Center» и прослушать краткий инструктаж по технике безопасности снорклинга (плаванье с маской, трубкой и ластами) с китовыми. Основное, что я запомнила из видеолекции: к бутандинг не стоит подплывать ближе, чем на 3 метра, и не нужно пытаться залезть к ней в пасть. Кстати, в почти двухметровом рту акулы растут в несколько рядов около тысячи маленьких зубов. Как правило, китовые не пускают к себе в пасть людей: ну, не едят они их! Однако рассказывают, что громадные акулы переворачивали лодки, но не для того чтобы съесть людей, а просто не замечая судна, попавшиеся на пути, — зрение у всех акул развито слабо.
  После инструктажа нашей группе (мы договорились объединиться с датчанами, чтобы разделить расходы — 3500 песо за лодку) выделили плавсредство с капитаном, инструктором для сопровождения нас во время снорка и человеком, высматривающим акул. Не успели отойти от берега километра на полтора, как инструктор стал спешно надевать снаряжение, мы за ним. Через пару минут мы попрыгали в воду.
  Перевернутым вниз большим пальцем Джонни призывает смотреть вниз. Опускаю глаза и… нет таких знаков препинания, которые могут выразить восторг! Вижу огромную пятнистую морду, которая надвигается прямо на меня. Даже не успела испугаться. Какое-то мгновение, и… я уже наблюдаю под собой спинной плавник громадины. Кажется, еще чуть-чуть, и он меня заденет. Вот это, действительно, слегка испугало. Я пытаюсь отплыть чуть в сторону и развернуться по направлению движения акулы. Пока провожу эти маневры, подо мной оказывается акулий хвост. Еще несколько метров под водой, и хвост за пределами видимости. Обидно! Я так толком и не рассмотрела бутандинг… Я видела ее, но не смогла увидеть целиком, такая она была большая! Хотя впечатления были на грани шока! 
  На следующем прыжке в воду повезло больше: я несколько минут бок о бок, почти нос в нос, плыла с величавой красавицей. На мое соседство она совершенно не реагировала, меня даже несколько задевала ее безучастность. Еле успевая двигать ластами, я старалась не отставать, разглядывая акулу. Смешной плоский рот от глаза до глаза, внушительных размеров жаберные щели над грудными плавниками, почему-то ободранный спинной плавник, и пятнышки, пятнышки, пятнышки, на голове – чаще, к хвосту — реже. Размером акула была не меньше, чем четыре меня, то есть метров 7. В тот день мы видели еще много акул, но та, с ободранным плавником, была самой лучшей!
  Вы можете представить себя плавающим в море рядом с огромным существом, размером с небольшой корабль? Я не могла. Но очень хотела попробовать. Теперь с уверенностью заявляю: «Это совсем не страшно и очень захватывающе!»?

  Текст: Екатерина Воробьева

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти