Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Жанна Дубска. Мастер-класс

66i

Я смотрю в зеркало и не узнаю себя. Удлиненные к вискам глаза, высокие скулы, загорелая кожа, которой у меня от природы никогда не бывает, — спасибо гриму. На мне бархатный черный кардиган, винтажные украшения… Нас зовут на сцену. Жанна делает несколько штрихов кистью и просит придержать упрямую ресничку, которая никак не приклеивается — не хватает времени. Посудите сами: можно ли за тридцать минут полностью преобразить человека — придумать образ, сделать макияж, подобрать одежду? Можно, если это — Жанна Дубска.
Попасть в руки известного имидж-дизайнера — этого я себе и представить не могла! «Не согласитесь ли вы побыть моделью у Жанны Дубски?»– услышала я вопрос перед самым началом шоу «Парад салонов». Несколько минут колебаний: я после работы, усталая, одета не для сцены, нет прически, нет настроя и т.д., и т.п. Но покажите мне журналиста, который бы отказался! Одно дело — рассказать, как это происходит с другими, и совсем другое — испытать на себе. Преображение — это игра. И очень заманчиво принять условия этой игры, войти в роль, которую тебе предлагают.
«Женщина красится так, словно пишет стихи», — вспомнила я фразу любимого мной в юности поэта Иманта Зиедониса, когда Жанна накладывала мне тон, подводила глаза. Приставать к ней с расспросами в момент «стихосложения» было просто неуместно. Зато такая возможность представилась на следующий день, когда после семинара Дубски на тему «Макияж — секретное оружие» мы уютно расположились для разговора за столиком ресторана.
88i

— Жанна, какой же образ вы мне сделали?

— Smart casual, образ нарядно-деловой женщины. За исключением приклеенных ресниц, вы могли бы в нем и на работу пойти.

— Я заметила — у вас был целый чемодан одежды. Это все вы возите с собой для создания образов?

— Да. В вашем случае я сделала каркасную линию плеча, подчеркнула талию, вертикальные пропорции… Это идет многим. Если мне нужно преображение, я предлагаю надеть что-то нейтральное, что украсит большинство людей.

— И что украсит большинство людей?

— У многих женщин плечи слишком покаты и делают их более мягкими, как растекшееся мороженое. Когда задаешь каркас, четко определяя плечо, то пропорция приближается к песочным часам: увеличивается перепад «плечи-талия-бедра». Это идет всем, за исключением тех, у кого слишком тонкая шея. И количество пуговиц, которые здесь имеются — кому-то можно застегнуть, кому-то — сделать декольте. А узкий рукав помогает представить женщину более хрупкой.

— Жанна, спасибо за «урок» и за прекрасную лекцию, интересную не только для специалистов, но и всех слушательниц, которые хотят выглядеть стильно и привлекательно. Знаю, что ваш график на год расписан не то что по дням — по часам.

— Да, такая насыщенная жизнь. На данный момент у меня есть проекты с Академией телевидения и радиовещания «Останкино», есть школа Александра Васильева, имидж-школа Константина Богомолова, международная Школа Грима и Эстетики — масса всяких школ. Преподавание — лишь часть моего бизнеса, параллельно я работаю над рекламными фото- и видеопроектами, создаю имидж модераторов на телеканале ЛНТ, работаю с частными клиентами и занимаюсь сьемками страничек моды для глянцевых журналов «Лилит», «Санта» и других.
67i

— Вы родились в Риге?

— Да.

— Вы хорошо говорите по-русски.

— Я русскую школу закончила. У меня мама не говорила по-русски, а отец — по-латышски. Бабушка, мать отца, не знала латышский, моя няня — русский. Поэтому я была полностью двуязычным ребенком. До того, как я пошла в языковую школу, говорила на смеси — мне было все равно, какой язык, меня понимали только близкие и родители. Мой русский более литературный, чем латышский. Латышский более бытовой.

— Как вы начинали свой путь?

— В первой половине 90-х годов я была доцентом Технического университета в Риге, преподавала технологии конструирования швейных изделий и проектирования швейных предприятий. Занималась модой, организовала модную студию, возила своих студентов на конкурсы дизайнеров. А получала 70 долларов — очень унизительно, приходилось подрабатывать. Начала искать приложения своим знаниям и силам. На том пространстве не существовало глянцевых журналов, делавших проекты страничек моды, по аналогии с западными. Глянец тогда зарождался, в нем не было такой рубрики. Это был риск, новое дело. Я поехала в Лондон освоить модную фотографию, а дальше — методом проб и ошибок. Разумеется, знания спецкомпозиции, цветоведения, рисунка я получила на факультете. Фотосвет, искусство грима, причесок — этому научилась от безысходности, потому что некого нанять, некому объяснить. Я могла нарисовать портрет на бумаге, а не было ни кистей, ни профессиональной косметики. Пришлось все это приобрести. Вначале я предложила свои услуги первым глянцевым латвийским изданиям. И к началу 2000-х, когда на прибалтийский рынок пришли западные рекламные компании, была уже известным стилистом в Латвии. У меня к тому времени было портфолио — меня отобрали, а дальше пошло-поехало…

— Вас не приглашали на Первый канал в «Модный приговор»?

— Кстати, вопрос как-то поднимался — не хотела бы я… Но тогда — надо бросить все остальное. Переехать в Москву и оставить все другие проекты. Потому что заниматься «МП» и чем-то еще невозможно. Они готовят 17 передач в месяц, 17 человек надо одеть — это каждому по 5-6 комплектов составить… Они просто в коме там находятся, их команда — четыре человека. Я всегда отказывалась, когда меня хотели купить с потрохами. Я не против продажи — но тогда уж за очень большие деньги! Если деньги не очень большие, я предпочитаю остаться фри-ланс.
Несмотря на то, что я долгое время была редактором журнала «Лилит», я поставила условие, что они не могут запретить мне сотрудничать с другими журналами. Потому что если творческий человек постоянно работает в одном формате, он может потерять творческую свежесть, новизну ощущений. Эта рутина не для меня. Хотя кому-то это очень комфортно. Честно говоря, не было так, что мне предложили: «Переходи!» — и я взвешивала все «за» и «против». Просто был разговор: «А не хотите ли вы?»
68i

— Приходилось ли вам сотрудничать со «звездами»?

— Смотря кого вы называете «звездами». Если политиков — то практически со всеми президентами, видными политическими деятелями и первыми леди Прибалтики. Я работала со многими актерами, певцами и музыкантами. С тем же Раймондом Паулсом, с Мирзой Мартинсоне, с Вией Артмане и с большинством прибалтийских звезд. Приходилось работать и с женой Бориса Березовского Еленой, теперь уже бывшей.

— Какие встречи оставили сильное впечатление?

— В своей жизни я встречалась с очень многими неординарными людьми — и с Аленом Делоном, и с Полом Маккартни. А вот сразу всплывает Клаус-Мария Брандауэр, австрийский актер. Замечательный! Бывает, ты встречаешь человека, и тебе кажется, что ты знал его очень долго. Как будто руку засунул в приятную лайковую перчатку, и тебе там так комфортно! Мы встретились на какой-то тусовке, расстались уже рано утром, говорили без конца, танцевали, пели. Жизнь меня сводит с такими людьми. Вот, например, американский художник Питер Беард (Peter Beard), который создает необычные фотополотна. Он немножко богемный. Очень известный персонаж. Я много раз встречалась с ним в Америке, и в Латвию он приезжал. Вот Александр Васильев в мою жизнь вошел в начале 90-х, и до сих пор мы дружим. Мы познакомились на конкурсе «Адмиралтейская игла» в Петербурге. Я привезла туда своих студентов-дизайнеров, а он был в жюри. Он приехал потом ко мне в Ригу, я приехала к нему в Париж. В Прибалтике у Васильева тогда поместья не было никакого, была квартира в Париже, и он только-только начал бывать в России, его только пустили. Сошлись — и с тех пор дружим хорошо. Он говорит, что меня видит чаще, чем кого бы то ни было.

— Кого Вы считаете красивой женщиной и красивым мужчиной?

— Надо подумать…

— Вы сказали, что встречались с Аленом Делоном…

— При всем уважении к Делону мне вообще не нравятся «красавчики». Вот — Дональд Сазерленд, да! Обожаю типаж такой. Настолько сильная внешняя и внутренняя неординарность. Американский актер Джефф Голдблюм… Ну, характерные персонажи. За юмор могу простить все, что угодно. Какие мужчины мне нравятся? — Умные с юмором на первом месте, умные с юмором — на втором и на третьем. А дальше уже идут другие достоинства, которые могут быть. И женщины мне нравятся такие же — личности.

— Анжелину Джоли вы считаете красивой?

— Понимаете, есть красота модная, а есть божественная. У Джоконды божественная красота, у Джоли — модная: высокие скулы, пропорциональный нос и очень пухлый африканский рот. Такое мультирасовое лицо и атлетическая, близкая к мужской, фигура. Лично мне больше импонируют аристократические персонажи с прозрачной белой кожей — типа Ингрид Бергман. Я сама такой не являюсь, но мне они нравятся. У меня нет ни аристократического воспитания, ни корней.

— Жанна, мне не простят ни мои знакомые, ни читатели, если я не спрошу вас о том, как создать образ, комплиментарный себе?

— Как говорила Верочка в фильме «Служебный роман», «главное — комбинаторность». Как вы носите ремень, аксессуары, какие-то предметы, как застегиваете блузу или жакет, сочетаете цвета и фактуры, говорит о вашей способности к индивидуальному подходу. И все это должно быть в гармонии с прической и макияжем. Женщина должна внимательно посмотреть на себя, оценить свои лучшие стороны и понять, чего ей не стоит афишировать. Можно подглядеть в журналах, как это решается — ведь для этого и показывается мода! Вы никогда не поймете музыку, если не будете ее слушать и пытаться не просто получить какой-то рецепт: «Ой, ну вот как же? А что хорошо? Моцарт или все-таки Дебюсси?» Нет, вы научитесь выбирать, наконец, свое.

— А вы для себя знаете — Моцарт или Дебюсси?

— Я музыку всегда слушаю в машине. Зачастую это ретро типа Джулии Ландон, певицы 50-х годов, композиции Грегори Бреговича или Паоло Комте. Иногда танго, иногда — французский шансон. Я могу слушать один диск несколько месяцев. Когда-нибудь мне нужно что-то по настроению, создающее нужную атмосферу. Вдруг — рок. Люблю тоже, знаете, иногда… Греческие песни, кубинские сальсы…

— А любимый дизайнер?

— Ямамото. Это дизайнер по моим пропорциям. Я невысокая, а его вещи на меня хорошо садятся, они артистичны. Нельзя быть незаметным в такой одежде, где и виртуозность кроя, и нетрадиционность решений. Эти вещи вечные, они не выходят из моды. Становятся винтажными. Иногда я не могу выбросить какой-то предмет. Недавно выбросила, наконец, уже износившуюся в клочья маечку Ямамото, которую несколько раз опускала в мусорник, потом доставала, стирала, обметывала… Есть любимые вещи, не могу с ними расстаться.

— Какие вещи чаще всего становятся любимыми у людей?

— Которые максимально подчеркивают их личность, фигуру, в которых удобно.

— Все-таки женщина чаще всего не может оценить себя объективно. Либо переоценивает, либо недооценивает. Очень тяжело ей будет соблюсти ваши советы…

— А кто сказал, что легко будет? Главный совет: действительно попытаться проанализировать себя перед зеркалом. Написать на бумаге: «Мои плюсы, мои минусы». Пересмотреть это назавтра. Отложить на неделю. Через неделю снова перечитать, может, перенести какие-то плюсы в минусы и наоборот, а какие-то совсем удалить. Может, посоветоваться с кем-то. И только тогда, когда вы полностью будете уверены в этой страничке — просмотреть свой гардероб и сделать в нем ревизию. У большинства женщин просто куча вещей в гардеробе, которые засоряют и усложняют жизнь. Носить — нечего, а шкаф — ломится.

— У вас не так?

— Нет, у меня не так. И у моих клиентов не так. Надо перемерить все, от и до. То, что мало, и то, что не надевали год или два — сразу выкинуть. Долой плохо сидящую одежду, которая уродует человека значительно больше, чем немодные вещи. Посмотреть, какие элементы вам не подходят, подчеркивают недостатки из вашего списка и не работают на красивые моменты. У вас прекрасная грудь или замечательный перепад «грудь-талия», а вы скрываете их какими-то балахонами. Или цветовые акценты идут не туда, куда надо…
В результате может получиться три кучки: то, от чего точно нужно избавиться (передарить кому-то, отдать в благотворительные организации или просто снести на помойку), часть вещей, которые можно перешить, подогнать, и гардероб, который жизнеспособен. Последняя часть — базовая. Проанализировать ее и понять: чего не хватает, чтобы создать костяк гардероба? Это несколько взаимозаменяемых комплектов. Если вы можете из этого составить хотя бы 5 комплектов на рабочие дни недели и 2 комплекта на выходной день, 1 комплект на выход и 1 спортивный — это минимум. Чего не хватает, чтобы создать этот минимум? Надо составить план и отправиться в магазин с планом и с теми вещами, которые вы отобрали. Ни в коем случае не думать: «Ой, это подойдет к этому!» — ничего подобного! — мерить вместе с этими предметами! Создание имиджа и формирование гардероба — это тяжелая работа. Если относиться к этому только как к развлечению, то пойдут случайные покупки, которые только засоряют гардероб совершенно не комплектуемыми вещами. Надо примерять туфли и сумку с тем комплектом, который собираешься носить, — все при одном освещении проверяя. Обязательно обращать внимание на цветовую гамму гардероба. Это можно делать, бросая вещи в кучу: цвет, который туда не вписывается, будет резать вам глаза. И если этот предмет находится на участке вашего тела, к которому надо привлечь внимание — это может сработать. Но если он привлекает внимание к той части тела или лица, которая нуждается в уводе внимания, его надо удалить из этого комплекта.
Когда вы уже смогли составить и перемерить все возможные варианты, тут вы можете выдохнуть. Если позволяют финансы, можете костяк гардероба дополнять какими-то артистичными модными элементами.

— Жанна, допустим, вам сказали, что вы можете взять с собой только шесть вещей?…

— Это зависит от того, куда я отправлюсь. В большинство мест я возьму резиновые сапоги, а для зимы — угги или удобные меховые ботинки. Обязательно несколько удобных футболок из тонкого хлопка или кашемира. Обязательно украшения — я их ношу даже в лес, даже по грибы! Шаль либо платок…
У меня гардероб очень трансформируемый. Я могу прямо с проекта, в резиновых сапогах, надев пару украшений, артистично повязав шаль, пойти и стильно выглядеть на тусовке. Но если люди не являются стилистами, я все-таки не советую идти в резиновых сапогах куда-то. Вас не поймут. Это только стилисту простят. Ему все сойдет с рук и будет принято за яркую индивидуальность.

— А если бы вам предложили участие в «Последнем герое» и разрешили взять всего два средства, что бы это было?

— Крем для тела — защитный и увлажняющий. И гигиеническая помада. Потому что плевать мне на этом острове, как я выгляжу; я вообще краситься не люблю! Просто терпеть не могу! Если б могла, не красилась бы. Точно так же я ненавижу колготки, ощущение синтетики на теле. Если могу — хожу без них. На проекты никогда не надеваю. У меня очень качественная обувь, я ношу ее на босу ногу. Хотя дорогие шелковые чулки иногда надеваю. Правильные, с чулкодержателями. Сразу ощущаешь себя Женщиной. Также ненавижу ощущение косметики на лице. Вот сейчас закончим с вами интервью, пойду к себе в номер и все соскребу.

— А чем вы ее будете соскребать, кстати?

— Специальными средствами для снятия макияжа. Нет, не мылом с водой! Молочком, потом — тоником. Хорошо очищать кожу — это главный уход! Потому что если неочищенную кожу забить кремом сверху — хуже ничего нет! Сначала надо ее очень хорошо очистить. Каждый день. И даже если косметику не накладывать — то столько пылищи! Попробуйте пройтись тампоном с тоником или лосьоном — и вы увидите: «Бог ты мой! Чёрно! Просто темень!»

— У меня от вас ощущение абсолютно свободного человека. Говорите — что хотите, делаете — что хотите. И все это воспринимается совершенно естественным.

— Я, строя свое личное пространство, обращаю внимание на то, насколько я окружена вещами, приятными мне. Вот у меня в Риге разноцветная квартира — все комнаты выкрашены в разные цвета. Я сама занималась дизайном, вместе с Александром Васильевым подбирали цвета стен. Некоторые сейчас обращаются к дизайнерам по интерьерам, и те им создают, может быть, очень эстетические, красивые интерьеры — но холодные, далекие от их индивидуальности. Ты приходишь в такой и понимаешь, что это мертво и бесперсонально. Ни один предмет не передвинуть. Как же вообще можно в этом жить? Бывает, люди за суррогаты платят какие-то сумасшедшие деньги…

— А за что можно заплатить сумасшедшие деньги?

— За то, что вам ценно. Я могу заплатить, с моей точки зрения, сумасшедшие деньги за шаль.

— А за бриллианты?

— Нет, к бриллиантам я равнодушна. Ну как, мне нравятся и бриллианты, они красивые. Случай: меня пригласил магазин «Тиффани» в Нью-Йорке. Был закрыт магазин, они устроили вип-завтрак. Была я и еще два редактора. А потом они говорят: «А теперь пройдемся по прилавкам и выберем, кому что нравится!» Все выбрали какие-то комплекты, парюры. Я честно смотрела, что бы мне хотелось из этого всего, и мне приглянулся один сдержанный перстенек с алмазом. Оказалось, что он стоил дороже тех парюров! Как правило, ювелирные украшения, которые мне нравятся, мне абсолютно не по карману. А те, которые я могу себе позволить, не нравятся. Поэтому я ношу бижутерию — хорошую «бижу» от Chanel. Соединяю иногда натуральный красивый морской жемчуг с искусственным. Как делала мадам Коко.

— А в дом купить какой-нибудь предмет за большие деньги?

— Покупаю со всех барахолок мира. Могу купить картину, которая мне понравится. Осенью в Екатеринбурге зашла в одну галерею, приобрела натюрморт местного художника 80-х годов, огромных размеров.

— Чем вы занимаетесь на досуге?

— Люблю делать что-то со вкусом: путешествовать, со вкусом искупаться, покататься на лыжах, нырнуть с аквалангом, спуститься с горы или забраться на гору, общаться с людьми, которые тебе интересны и комфортны. Даже с которыми ты молчишь. Я очень это ценю, и любое свободное время провожу со своими друзьями — мне жизнь подарила много хороших друзей.

Благодарим за возможность проведения интервью салон красоты «Ирида» и лично Ирину Виниченко.

текст: Людмила КОМАРОВА

Навигация

Предыдущая статья: ←

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти