Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Вена, мой сладкий сон!

a12

От Москвы до Вены лететь два с половиной часа. Я сидела у иллюминатора и смотрела на облака. Облака плыли необыкновенно белые и напоминали взбитые сливки. Австрия для меня, любителя сладкого, представлялась настоящим раем.

Икона сладкой Вены — шоколадный глянец торта Захер, к нему — знаменитый венский кофе меланж со взбитыми сливками, а еще — припудренные бока яблочного штруделя и вафли Manner. И мир музыки Иоганна Штрауса, Моцарта, Бетховена, Шуберта: музыка и кухня невозможны друг без друга. Поэтому, наверное, первое, чем встречает туристов сфера торговли, так это сувенирные лавки, наполненные бесконечными рядами конфетных коробок с портретами Моцарта, и даже алкоголь — в стеклянных «скрипках»…

a11

Садимся с приятельницей в трамвай, бросаем 2,20 евро в кассу, получаем билетик. Рядом мужчины, оглядев нас, переговариваются: «Слушай, это американки?». — «Да нет, не похоже. Наверное, это русские». И уже по¬-русски: «Мы любим русских!». Редкий случай. Эта любовь, конечно, дань историческому прошлому: австрийцы хорошо помнят, что советские войска, освобождая Вену, не сбрасывали на их столицу бомб…
   Австрийцы очень доброжелательны, всегда готовы прийти на помощь. Мне рассказывали, как потерявшихся русских туристов, владеющих только родным языком (язык жестов — не в счет!), семейная пара просто довезла до отеля, поняв бесполезность объяснений.
   Вена во все времена года наполнена туристами. Австрийцы проявляют к гостям максимум внимания и терпения, они рады каждому приехавшему, хотя бы потому, что, как минимум, он будет жить в гостинице, обедать в ресторане, возможно, купит домой сувенир, хоть раз, но сходит в музей и обязательно прокатится на фиакре. Все вместе — это неплохие деньги, осевшие в стране…

В Австрии прекрасные, но платные автобаны. У каждого водителя на лобовом стекле есть голографическая наклейка, с которой видеокамеры считывают, оплачен ли проезд. Нам рассказывали, что наши, пытаясь проехать «на халяву», приклеивали к лобовому стеклу ксерокопии таких квитанций. Конечно, их останавливали и штрафовали. В Австрии не заплатить штраф и ездить «авось пронесет» — не прокатит. Во-первых, камеры стоят на протяжении всей трассы. Во-вторых, серьезные штрафы быстро вразумляют. Поэтому «экономить» таким простым образом оказывается нецелесообразным. К слову сказать, в Австрию, эту небольшую европейскую страну, эмигрировало довольно много жителей государства под названием СССР: австрийцы всех их считают русскими. Зайдя в небольшой бар неподалеку от гостиницы выпить кофе, мы услышали: «Говорите по-¬русски!». Миша оказался выходцем из Азербайджана, во времена Карабахского конфликта эмигрировавшим в Австрию. А потом встретили иркутянку Свету с грозной фамилией Хакер, которая уже 10 лет живет в Австрии. Одним словом, в этой стране полно «наших». Светлана рассказывала о том, как живут в этом городе русские. Рассказала нам историю про малограмотного парня из молдавской деревни, которого приютил местный мельник, дал кров, еду, учил немецкому… А тот договорился со своими земляками, и они этого благодетеля поколотили, отобрали сбережения. Конечно, их быстро поймали, был скандал, и все возмущались: «Эти русские!..»
   А во время экскурсии по замку Лихтенштайн нам встретились работающие там чеченцы. Оказывается, в Австрии их, по разным оценкам, от 8 до 20 тысяч. И, кажется, они уже доставляют хлопоты своей новой родине — как выразился один австрийский политик, «повышенным потенциалом насилия».

a08

Один мой знакомый говорит, что во время путешествия восприятие во многом зависит от твоего гида. От его образованности и взгляда на жизнь зависит — что ты увидишь. В этом мне пришлось убедиться еще раз. Историю, рассказанную нашим гидом о цистерцианском монастыре Святого Креста, в приличном обществе пересказывать не стоит. Для нашего экскурсовода действующий мужской монастырь, украшенный редкими образцами позднероманской и готической архитектуры, в котором расположена усыпальница последнего из Бабенбергов, — всего лишь место жительства мужчин, измученных целибатом. Она несла какую-то чушь, а мы молчали. Все-¬таки «наша». Да и жаловалась, что устала, а работодатель не дает отгулов, «пока не уедет последний русский». Она ни слова не сказала о том, что Монастырь Хайлигенкройц — древнейший цистерцианский монастырь в мире, который со времен своего основания никогда не закрывался, а с 1133 года братия монастыря ежедневно семь раз в день совершает богослужение. И живет по монашеским канонам послушания, терпения, бедности, трудолюбия и безбрачия, составленным еще Святым Бенедиктом. Впрочем, можно и самостоятельно прочитать все, что интересно; как говорится, Интернет вам в помощь.

 

a09

В знаменитый дом Хундертвассера, который построен по заказу городских властей(!), я влюбилась сразу и безоговорочно. В детстве мне нравилось смотреть на разноцветные картинки в калейдоскопе: завораживало, что картинка неузнаваемо меняется от малейшего движения руки… Так и этим домом, как калейдоскопом, можно любоваться бесконечно: чуть шагнул, чуть поднял глаза — картинка меняется. Но почему-¬то при взгляде на этот чудесный дом мне вспоминался родной Иркутск. Мучило, почему люди, которые финансируют строительство жилья, повидали мир, в родном городе, где живут и будут жить их дети, строят такие невыносимо скучные дома? Хундертвассер говорил, что одинаковые постройки напоминают ему концлагерь. Известный факт — внешний облик города влияет на здоровье человека. Ученые говорят, что в спальных микрорайонах, где преобладают прямые линии, — растут преступность, число психических заболеваний и суицидов. Хундертвассер утверждал, что прямая линия «безбожна». В его знаменитом доме нет однотонных по окраске однородных элементов. И даже окна необыкновенные. Над каждым — корона, а пространство вокруг окна на расстоянии вытянутой руки хозяин может выкрасить в тот цвет, который ему нравится. Жаль, но словами не передать всю прелесть этого дома, его дворика. Его нужно видеть, а еще лучше — жить в нем. Хотя в этом доме «приживаются» не все. Наверное, чтобы он принял тебя, нужно верить в сказки! (Многие сравнивают этот дом с пряничным домиком братьев Гримм.) Да и сам архитектор с добрыми глазами и белой бородой был похож на волшебника. А еще — он построил мусоросжигательный завод «Шпиттелау». Он стоит в центре города, и когда экскурсовод объясняет, что это чудо имеет утилитарное назначение, верится в это с трудом.

Баден, расположенный в округе «Венский лес», очаровал меня своей кукольной красотой. Его маленькие ухоженные улочки великолепны. Только не путайте его с немецким Баден¬Баденом! Как шутят австрийцы, чтобы быть чистыми, им достаточно искупаться только один раз (в переводе «Баден» — купаться). Городок известен своими сернистыми термальными источниками и, как пишут в путеводителях, «многочисленными бассейнами — основой для купальных забав и водолечения». В нем действительно обилие самых разнообразных бань, а рядом с термами можно увидеть хамам… В Баден приезжал принимать ванны Петр Первый и Александр I; говорят, отдыхал здесь и Наполеон. В городе мало что изменилось с тех пор: Баден остается излюбленным местом отдыха и лечения монарших особ и весьма обеспеченных людей. Подумать только, у нас в Аршане те же серные термальные источники, а вот что касается водных забав… Впрочем, смотря что понимать под забавами.
   Мне Баден запомнился прекрасным ландшафтным парком, в котором много памятников и скульптур. Есть беседка, в которой, кажется, отдыхал Бетховен. Рассмешила весьма назидательная скульптура перед казино, которое считается самым популярным в Европе: на лошади, двигающейся по направлению от казино, восседает обнаженный мужчина. Без комментариев.
   Неподалеку от Бадена есть небольшая деревушка, туда мы отправились попробовать местного вина. Ехали мимо виноградников, вдыхая терпкий запах земли и зреющего под солнцем винограда. Выбрали небольшой деревенский ресторанчик, именно в них любят отмечать дни рождения венцы: там обслуживают официанты в национальных костюмах и звучит народная музыка. За небольшую сумму для вас могут сыграть на заказ. А виноградный сок нам разбавляли! Просто потому, что пить его без минералки невозможно… Кстати, в этом небольшом кафе я попробовала овощной штрудель, и, признаюсь, он мне понравился больше, чем яблочный.

a10

Зря я согласилась поехать на озеро Seegrotte в городке Хинтербрюль, самое большое подземное озеро в Европе, находящееся в 72 метрах под землей. Раньше это были каменоломни, а во время второй мировой войны — завод по производству фюзеляжей для немецких самолетов, там же делали бомбы со звуком. На входе за 50 центов можно взять напрокат пикейное одеяло: температура там около 8 градусов. Экскурсовод (за 10 евро) рассказала нам, что когда немцы отступали, они взорвали завод и тех, кто в нем работал. Потом мы увидели в одном из залов, где Папа римский служит мессу, перегородку, закрывающую часть зала. Оказалось, что у этой стены расстреливали людей, которые вкалывали здесь во время войны и сходили с ума от тяжелой работы, отсутствия солнечного света и понимания, что живыми отсюда не выйдут. А когда сюда стали водить экскурсии, находились те, кто выковыривал эти пули на сувениры… Потом нас прокатили на лодке по этому озеру, рассказали, что здесь снимали эпизод фильма «Три мушкетера», где герои пробирались в Бастилию, и здесь же проходила фотосессия с Кейт Мосс, демонстрирующей купальники. В конце экскурсии я уже не шла, а летела к выходу из штолен, стараясь не наступать на какие-то багровые пятна, выступавшие на поверхность. Экскурсовод говорила, что это просто подземные воды…
   А потом она жала ручку кассирше, а нам с придыханием рассказывала, что эта скромная пожилая женщина — одна из сестер¬-мультимиллиардерш, владелиц земельного участка, на котором расположено озеро. Может, и хорошо, что у нас в России не умеют толком делать бизнес на туристах?

 

a14

Наверное, говоря об Австрии, мне нужно было рассказывать о прекрасных архитектурных памятниках, о музеях, об опере и наконец, о красавице Сисси, гордости монаршей семьи Габсбургов. Но любые путевые заметки — субъективны. Да, готическая вязь собора Св. Стефана, строгость его архитектурных линий поразила меня своим изяществом, но я люблю золотые купола Храма Христа Спасителя, они мои родные.
   Жаль, что не хватило времени прокатиться по Дунаю. Чистая и вкусная вода — гордость австрийцев, мы ее пили прямо из¬-под крана. Это правда, хотя удивительно, если вы видели коричневые волны знаменитой реки. Невольно возникал вопрос: почему Штраус назвал свое произведение «Голубой Дунай», ведь это же явный конфликт с очевидностью?
   Что касается сладкого, торт Захер мне не понравился. Может, нужно попробовать еще раз??

 текст: Аксана ОЛЕФИР  фото: Аксана ОЛЕФИР, Геннадий Сапронов, Ирина ТЕРНОВАЯ

 

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Поиск

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2017    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти