Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Джон Траволта. В свободном полёте

Джон Траволта прилетел в Москву. За штурвалом собственного самолета. Чинно постоял на исторической сцене Большого театра, слегка подкрепился в компании Киркорова и Пескова, раздал десяток интервью, остался в памяти сотен фотокамер и телефонов… Улетел. Подробности ниже.

Итак, 18 марта. Джон Траволта в своем Инстаграме публикует короткое видео. В кадре он в кабине своего дорогого бизнес-джета. «Лечу в Москву», – говорит актер, имеющий паспорт пилота, и уверенно начинает взлет. Через несколько часов появляется фото – он же в компании культовой британской актрисы Хелен Миррен (а она, как известно, урожденная Елена Миронова) стоит на галерке Большого театра и улыбается в камеру.

Они только что прогулялись по главной сцене и убедились, что монтаж декораций и настройка света практически завершены. Торжественной церемонии вручения профессиональной музыкальной награды в области классического искусства – быть!

19 марта Траволта (которого, кстати, довольно сложно узнать из-за идеально выбритой головы, смена имиджа ему идет) с утра поздравляет с днем рождения своего друга Брюса Уиллиса (давно перешедшего в стан аналогичных «причесок»), а уже вечером снова выходит на сцену Большого театра. Даже дважды. Сначала наградить статуэткой композитора Андрея Храмова за «Лучший саундтрек», а потом – румынскую оперную певицу Анджелу Георгиу в номинации «Мировая звезда». Короче, с ролью специального гостя церемонии Траволта справился.

ТАНЦЫ,  РЭП И РИЧАРД ГИР

– Организаторы премии приглашали меня еще в позапрошлом году. Не получилось из-за плотного графика съемок. Тогда к вам приезжал Ричард Гир. – Траволта лукаво улыбается, смотря на журналистов. – Знаю, это ваша любимая тема – «Когда я отказываюсь, зовут Гира». Это преследует нас уже много лет. У нас с ним фильмов шесть-семь, в которых должен был играть я, а в итоге играл он. Включая знаменитые «Дни жатвы» (1978), «Американский жиголо» (1980) и «Офицер и джентльмен» (1982), сделавшие его звездой. Кстати, вы знали, что главного героя «Красотки» (1990) писали с учетом, что я буду играть? Но мой менеджер почему-то сказал твердое «нет». Следовало бы его уволить за это. И в «Чикаго» (2002) тоже Ричард пришел после моего отказа. Вот так забавно получается.

Можно ли сказать, что Ричард Гир, как и танцы в кадре, лейтмотивом идут на протяжении вашей кинокарьеры?

– Странное сравнение. Но, по сути, да. Я люблю танцевать и танцую всегда, когда предоставляется возможность. Увы, не в каждом фильме это получается. Когда я вижу русские народные танцы в исполнении мужчин, считаю, что это очень даже мужественное занятие. В «Лихорадке субботнего вечера» (1977, музыкальная мелодрама, сделавшая молодого Траволту популярным – прим.) я использовал несколько движений из русских народных танцев. Я складывал руки, падал на колени и затем поднимался. Потом снова падал и выпрыгивал вверх.

А правда, что вам пришлось уговаривать режиссера «Лихорадки» взять вас на главную роль?

– Да. И я тренировался для этой роли более полугода. Несмотря на то, что мне тогда было всего 23, я довольно хорошо танцевал, имел опыт съемок в кино и на сцене. Но мне все равно хотелось быть лучше и лучше.

После «Бриолина», который вышел годом позже «Лихорадки», ваши герои стали часто танцевать в кадре. Вы изначально просите включить в сценарий эпизод с танцем?

– Не всегда. Сценаристы стали использовать эту фишку после «Криминального чтива». (1994, твист в исполнении Траволты и Умы Турман стал самым популярным танцевальным кинономером конца ХХ века – прим.) Потом был «Майкл» (1995), «Любовная песнь для Бобби Лонга» (2004), в которой я исполнял медленный танец со Скарлет Йоханссон… Но она танцевала лучше меня. Тогда у нее было очевидное преимущество – я по сюжету чуть ли не хромал.

Вы еще забыли «Будь круче» (2005), в котором сцена танца с Умой Турман была явной отсылкой к «чтиву», и незаслуженно оставшийся без внимания «Лак для волос» (2007). В нем вы играли… маму главной героини.

– Да, это было весело. Сначала мне дали туфли
со шпильками, но на них двигаться оказалось крайне сложно. Словно я какая-то экзотическая птица. Я попросил реквизиторов найти такие туфли, в которых ходили женщины времен моей матери. Она у меня тоже занималась лицедейством и часто выходила на сцену. Долго искали подходящие туфли, сначала нашли пару, я ее одобрил, а потом к ней подбирали еще несколько. В итоге я танцевал так, словно и не женские туфли на мне.

Пересматриваете ли вы свои старые фильмы времен «Лихорадки»? Какие чувства испытываете?

– Иногда натыкаюсь. Редко специально ищу и смотрю. На это элементарно нет времени. Но если смотрю, то удивляюсь, какой же я был молодой, как здорово танцевал. А еще чувствую гордость – ведь тогда мне удавалось только своим образом и танцами развлечь зрителя, подарить ему немного счастья. Хотя бы с экрана.

Сегодня вы не только в кино радуете своих поклонников танцами. Все помнят, например, эпизод на одной из вечеринок Каннского кинофестиваля. Когда вы выступили на сцене с рэпером 50 cent (видео моментально стало хитом Интернета – прим.) Или неожиданный танец с индийской звездой Приянкой Чопрой на праздновании ее дня рождения в Мумбаи. Как удается поддерживать себя в отличной танцевальной форме?

– Ну, вы сами и ответили на свой вопрос. Я танцую. Как минимум раз в два дня. По моему мнению, танец – это самый быстрый и результативный способ похудеть. И, конечно, он приносит фантастическое удовольствие. Танцуя, я отдыхаю.

Раз уж вы танцевали с 50 cent, может, появилось желание попробовать себя в рэпе?

– Танцевать под рэп люблю. Это крайне актуальный жанр сегодня. Не только в музыке, но и в социальном плане. Это же новая поэзия для нескольких поколений, часть мировой культуры. 50 cent и Питбуль – мои хорошие друзья. Я наслаждаюсь их музыкой.

Это правда, что где-то в Нью-Йорке есть здание, на крыше которого ежегодно вы танцуете со своей женой Келли Престон?

– Да, все знают об этом. Здание называется «Радио Сити Мюзик Холл». На крыше у него есть танцплощадка и ресторан. Мы любим там посидеть с Келли. И потанцевать между сменами блюд. Поели, танцуем, снова поели, еще потанцевали… Танец всегда разный – от ча-ча-ча до самбы и румбы. Самбу, наверное, я буду танцевать и в 75. Это мой любимый танец. Говорят, что к 50 годам какие-то функции организма утрачиваются. Не знаю, у меня все в порядке пока.

ВЗЛЕТЫ И ПАДЕНИЯ

Приезд Траволты в Россию уже третий по счету. До этого он был в Санкт-Петербурге и дважды в Москве. По признанию актера, столица сильно изменилась со времен первого визита. «Тогда мне показалось, что Москва как-то коммерциализировалась. По сравнению с Санкт-Петербургом, например. А между тем, что было пять лет назад, и тем, что есть сейчас, уже не такая разница, на мой взгляд, – делился с журналистами Траволта. – Я большой поклонник русской культуры, русского балета. И для меня большая честь – выйти на сцену Большого театра. Это же мечта любого артиста. И показать его семье, если есть такая возможность. Поэтому сейчас я приехал не один. А с двумя старшими сестрами Эллен и Маргарет, а также с 18-летней дочерью Эллой Блю».

На торжественном приеме в честь вручения премии Траволта, как и ожидалось, стал звездой №1. Каждый из гостей считал своим долгом сфотографироваться с ним или хотя бы перемолвиться парой фраз. Особенно повезло пресс-секретарю президента РФ Дмитрию Пескову и певцу Филиппу Киркорову. Втроем они обсуждали не только вопросы политики и искусства, но и проблемы современных реалий. Как тут не вспомнить знаменитую фразу самого Траволты о важности коммуникации: «Актеры – это люди, которые должны находить общий язык с любым человеком».

Джон, как часто вам приходится в кино играть персонажей, похожих на вас?

– Стараюсь этого не делать. И если герой чем-то на меня похож, считаю нужным поговорить с режиссером и исправить это. Ведь играть самого себя утомляет, порой до сильной скукоты.

Вне кадра вы часто меняете имидж. Особенно это касается волос. Вот сегодня вы на территории Брюса Уиллиса.

– Актер должен быть разным. Даже персонаж сериала за годы меняется. А настоящий человек становится другим со временем, появляется новый опыт, новые привычки. Можно сказать, что смена имиджа – это прием такой, чтобы не быть одинаковым.

Раз уж вы заговорили о возрасте, расскажите про свою мега-вечеринку в честь 50-летия (актер отмечал его в 2004 году – прим.)

– Это был сюрприз для меня. Мы тогда с семьей отдыхали в Мексике. И неожиданно появились все мои друзья, коллеги, с которыми я провел лучшие годы моей жизни, много лет не виделся. Опра Уинфри,

Барбара Стрейзанд, Шон Пенн, Робин Уильямс и многие другие. Около 300 человек. Все веселились, выпивали за меня и дарили песни в своем исполнении.

Многие журналисты и киноведы склонны считать вас «обладателем самого большого количества взлетов и падений в карьере». После суперуспеха «Лихорадки» и «Бриолина» в середине 1970-х было долгое молчание. Потом «Криминальное чтиво», ставшее одним из главных фильмов конца века. Новый взлет случился с комедией «Будь круче». Вас как профессионального пилота не штормит от такой турбулентности?

– Я привык ни о чем не жалеть. А зачем? Все – опыт. Когда было затишье в плане съемок, я тратил время
на себя, много путешествовал, набирал жизненный багаж, запасался воспоминаниями, чувствами, новыми эмоциями. Для актера это очень ценный опыт. Если приравнять жизнь к искусству, то стремитесь поглощать все, что происходит в ней.

Можно ли назвать авиацию одной из главных эмоций в вашей жизни? Вы ведь ради увлечения пилотированием много раз от ролей отказывались? (Говорят, Траволта «дарил» роли Тому Хэнксу в «Спасении рядового Райана», «Всплеске» и даже «Форесте Гампе», но это не подтвержденная информация – прим.)

– Безусловно, главная. После семьи, разумеется. Наверное, учись я лучше в школе, не стал бы актером, а сразу пошел в авиацию. А так приходится финансировать мое увлечение, снимаясь в кино. Первый самолет у меня появился еще в середине 70-х. Потом еще несколько реактивных и «Боинг 707». Какие-то я продавал, потом выкупал обратно. Все мои дома оборудованы взлетными полосами. (Траволта владеет аэропортом Грейстоун с самой длинной в США частной взлетно-посадочной полосой и рулежной дорожкой, ведущей прямо к двери дома – прим.) У меня сертификат Федерального авиационного агентства США. И сегодня я свободно пилотирую 26 видов самолетов. Есть даже опыт на регулярных пассажирских рейсах в Австралии. Конечно, авиация подарила мне другую жизнь и массу новых эмоций. Вот летишь на этой громадине – и чувствуешь себя в раю…

И последний вопрос. Что изменилось за 40 с лишним

лет вашей карьеры? В чем разница быть актером и звездой в эпоху 70-х и сегодня?

– В то время было другое понимание, кто есть «суперзвезда». Их было гораздо меньше, чем сегодня. Сегодня можно завоевать свою узкую нишу за пару фильмов, стать кумиром благодаря одному сезону сериала или раскрутиться на одном популярном канале… Звездой стать гораздо легче. 30-40 лет назад для этого нужно было уметь кучу всего. Потому что ты снимался в разных фильмах. И пользоваться оружием, и сидеть
на лошади, петь, танцевать, играть драму… Поэтому я часто отдавал роли Ричарду Гиру. Да потому что тогда просто больше некому было. А кому, кроме Ричарда? (пауза) Сейчас все иначе. Все стало проще, что ли. И в чем-то сложнее, потому что конкуренции много. И возраст напоминает о себе. (вторая пауза, более долгая) Но я все равно буду отдавать роли Ричарду!

текст: Владимир Рутман,
специально для журнала «В хорошем вкусе»

comments powered by HyperComments

Навигация

Следующая статья:

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2019    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти