Яндекс.Метрика

Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе»

Стинг в свои 66. Эксклюзивное интервью

1111

Несостоявшийся налоговый инспектор и футболист, автобусный кондуктор, преподававший английский в школе, и обладатель второго места в чемпионате Англии по легкой атлетике… А сейчас известный производитель вина, сыра, оливкового масла, меда, салями, общественный деятель и заслуженный йог. Жаловаться на отсутствие талантов не приходится. И можно лениво курсировать между дюжиной своих особняков по всему миру, не задумываясь о каких-либо обязанностях. Однако Стинг по-прежнему гастролирует и свой 66 день рождения отмечал не где-нибудь, а в России. Аккурат между концертами.

Жало, то есть, Стинг – разумеется, псевдоним, который появился случайно и за который пришлось побороться. Широкий свитер в черно-желтую полоску был любимым в скудном гардеробе начинающего музыканта Гордона Мэтью Томаса Самнера, поэтому все сравнивали его с пчелой. Так прозвище стало узнаваемым в Англии. Но вот незадача! Стинг к тому моменту уже существовал – под таким сценическим именем выступал американский рестлер Стив Борден. Пришлось вопрос решать деньгами. Гордон Самнер в прямом смысле выкупил права на звучный псевдоним. Так исчез Стинг-боец и появился Стинг-музыкант. Хотя во многом тоже боец. «Это очень короткое, компактное имя для подписи. Почти маска, которую ты носишь, будучи артистом, публичным человеком. Это не совсем ты. Это до определенной степени защищает тебя», – объяснял Стинг в интервью Владимиру Познеру 7 лет назад во время визита в Россию.

Посещением Москвы и Петербурга Стинг практически завершает 8-месячный тур «57th & 9th», начатый 1 февраля в канадском Ванкувере. За это время он дал около сотни живых концертов по 22 композиции в каждом.

– «57th & 9th» – альбом, названный в честь перекрестка двух дорог на Манхэттене – 57й и 9й. Одно время я каждый день приходил там в музыкальную студию. Альбом посвящен беженцам с Ближнего Востока, одна из главных композиций называется «Inshallah». («Если так пожелает Аллах» – прим.)

10-14-10 копия

– В России Вы уже не в первый раз. И даже не второй. Особо помнится Ваше участие в новогодней программе центрального канала «Оливье-шоу», где Вы исполнили 3 свои песни. Не хочется начинать с вопроса «Что вас манит в нашей стране?» Поэтому спрошу так: хочется ли Вам поговорить о России?

– Приезжать в вашу страну во многом интереснее, чем в другие. Потому что она долгое время была для нас совершенно закрыта. Была такая запретная страна. Это интриговало еще больше. Конечно, не секрет, что музыкантам хорошо платят за концерты в таких больших городах, как Москва и Санкт-Петербург, но я всегда говорил – моей работой я готов заниматься бесплатно. И готов посещать эти места снова и снова. Наверное, потому что в них до сих пор есть какая-то загадка, тайна, которые мне очень нравятся.

– Вы помните свой первый приезд в Россию?

– Да. Это было более 25 лет назад. Тогда все говорили о гласности, перестройке. Общество было совсем другим. Сейчас оно больше похоже на западное. Каждый раз, приезжая в Россию на какие-то гастроли, я вижу перемены. Разумеется, к лучшему. Давным-давно нас приучали к тому, что Россия – это враг. На самом деле, никакой она не враг. Рад, что Россия вошла в мой гастрольный список.

– У вас ведь на эту тему даже песня есть, да? С прямолинейным названием «Russians»… Вы поете в ней, что боитесь ядерных ударов и надеетесь, что «русские тоже любят своих детей», и это поможет удержать мир от страшной войны.

– Все интервью, которые я давал в России, обязательно включают в себя вопрос про эту песню. Я написал ее в 1985. Она о времени, когда все жили с чувством угрозы ядерной войны, о Советском Союзе и том, как нас учили его рассматривать, как врага, безусловного идеологического противника. Кстати, в песне использована мелодия «Романса» из сюиты «Поручик Киже» композитора Сергея Прокофьева.

POO377_005_14.tif

– Сейчас Россия изменилась, даже название страны стало другое. Интересно ли сейчас Вам ее петь? Для современной аудитории.

– Да, крайне интересно. Интересно сравнивать аудиторию с той, когда она была написана. В прошлый приезд в Москву и Санкт-Петербург я много посещал музеев и художественных галерей, пытался осознать частицу русской души через историю русского искусства. Думаю, отчасти у меня это получилось.

– В прошлый приезд со сцены Государственного Кремлевского Дворца Вы, помимо привычного для зарубежных гастролеров «Привьет, Москва!», произнесли трудное «Пьесня називаестья…». В этом году какие сюрпризы?

– В этом году за меня отдувается сын Джо, который участвует в моем концерте и поет со мной несколько песен (после Москвы и Петербурга Стинг и его 40-летний сын Джон Самнер посетили с гастролями Минск и Киев, где последний приветствовал публику по-белорусски и по-украински, соответственно – прим.)

В 2017 у Стинга двойной юбилей. Ровно 40 лет назад он создал рок-группу «The Police» — один из наиболее влиятельных коллективов 70-х, давший старт энергичной, резкой музыке с осмысленными текстами. Но в 1984, после 5 альбомов, 6 премий «Gram-my», почетного места в Зале славы рок-н-ролла и триумфального мирового турне, Стинг решил распустить группу. Прямо на пике своей популярности. Говорят, причиной тому был сон, в котором голубые черепахи уничтожают красивые розовые клумбы английского сада. Такую фантасмагорию музыкант расценил как знак и начал сольную карьеру. В результате: 10 «Grammy», «Emmy», звезда на Аллее Славы в Голливуде, «Золотой Глобус» и 3 номинации на «Оскар». Дебютная пластинка «The Dream of the Blue Turtles» (с той самой «Russians») стала платиновой. А следующая – «Nothing Like the Sun» (название было навеяно строчкой из 130-го сонета Шекспира), записанная с Эриком Клэптоном и Марком Нопфлером, – осенью 1987 оказалась на вершинах всех мировых хит-парадов. С этого альбома Стинг начал отражать в песнях актуальные проблемы современного мира.

– Композиция «They Dance Alone» с диска «Nothing Like the Sun» написана в память о жертвах репрессий в Чили. Деньги от продаж благотворительного альбома «Songs For Japan» отправляются на оказание помощи пострадавшим от японского землетрясения в 2011. Какого рода события превращаются в песни?

– Абсолютно разные. Например, в новом альбоме «57th & 9th», которому посвящен этот тур, есть песня «50.000». Она посвящена музыкантам, ушедшим в 2016, – Принсу, Лемми Килмистеру, Дэвиду Боуи. А запись альбомов «The Soul Cages» (1991) и «Ten Summoner’s Tales» (1993) совпала со смертью моих родителей. Поэтому, мне кажется, песни там более зрелые.

– Известно, что на Вас очень серьезно повлияла трагедия в США 11 сентября…

– Я неоднократно задумывался, о чем музыкант должен писать. Не хотелось напрямую говорить о сложившейся ситуации. Я пытался найти метафоры. Альбом «Sacred Love», записанный в 2003 в Париже, во многом является отпечатком событий в мире, происходивших в то время. Там есть тексты про войну, религию, понимание и непонимание, конечно, про любовь.

– С 1988 Вы поддерживаете деятельность организации «Международная амнистия», а после путешествия по бразильским джунглям стали активным защитником природы. И даже учредили вместе с женой Фонд защиты тропических лесов. Расскажите об этой деятельности.

– Мы стараемся сохранить не только амазонские леса, но и проживающих в них индейцев. Ежегодно мы собираем крупнейших звезд на благотворительные концерты, деньги от которых идут на спасение лесов. Кстати, вождь одного из племен Амазонии – большой мой друг. Он даже был свидетелем на моей свадьбе. Другой наш фонд собрал миллионы долларов в поддержку защиты прав человека в Чили и был удостоен высшей награды.

– Вы злитесь на происходящее вокруг?

– В это сложно поверить, но я никогда не злюсь. А какой в этом смысл? Все равно глобально я ничего не могу изменить. Хоть и буду злиться на каких-то политиков, на их странные решения, глупые высказывания… Все, что я могу, это прогонять эмоции через музыку и писать об этом песни.

– Часто пишут, что Вы придерживаетесь довольно необычных ритуалов. Редко едите мясо, а если едите, то не оставляете ничего на тарелке, ведь ради этого животное лишилось жизни… Не носите кожаных вещей и не одобряете кожаную мебель, предпочитая дерево и ткани… Не принимаете ванну, так как не выносите запаха мыла и лосьонов, моетесь только в турецкой парной. А после обязательно занимаетесь йогой… Что из этого правда?

– Это все очень однобокие рассуждения. Все гораздо сложнее. И требует долгих объяснений. Чистая правда только про йогу. Ежедневно я занимаюсь йогой и медитирую около 2 часов.

– Как вы пришли к этому?

– Довольно поздно. Мне было уже почти 40. И я думал, что довольно спортивен – всегда был в форме, бегал по утрам, занимался аэробикой. Потом встретил учителя йоги, который показал мне пару упражнений, на первый взгляд очень простых. Но я не смог их повторить. Стало очень стыдно. Вот уже больше 25 лет я занимаюсь йогой. Чувствую, это прибавило мне лет 10 в профессии. Я гибкий, как молодой атлет. Это придает мне желание продолжать.

– Тяжело начинать?

– Начнем с того, что это дано далеко не каждому. И, разумеется, вы не сядете в позу лотоса после первых занятий. Да, йога – это не только гибкое тело. Это часть вашего сознания – как вы дышите, ходите, что употребляете в пищу. Само слово «йога» идет от глагола, который значит «объединение». Вместе с моей женой Труди мы занимаемся йогой довольно серьезно. И считаем, что это путь нашего саморазвития.

После каждого гастрольного тура Стинг возвращается на родину – в Великобританию. Где он владеет величественным поместьем с замком в часе езды от Лондона и недалеко от Стоунхенджа (сам он признается, что его тянет в места силы). А на лето вместе с Труди переезжает в Тоскану на виллу «Tenuta del Palagio» – палаццо 16 века, ранее принадлежавшее герцогу-аристократу. Это усадьба площадью около 300 гектаров, с двумя озерами, лесом, виноградниками и оливковыми рощами. Впервые Стинг оказался здесь в 1990, во время записи альбома, навеянного недавней смертью отца, а купил поместье несколько лет спустя (построив в нем часовню с огромной статуей Будды). С тех пор семья выпускает оливковое масло «Familia Sumner»

(«Детская мечта Труди сбылась») и вино в объемах около 30 тысяч бутылок в год, давно продающееся на рынках Великобритании и Америки. На вопрос «Не оставит ли он музыку ради виноделия?» Стинг отвечает отрицательно: «Это место вдохновляет меня, я пишу здесь музыку. Виноделие — единственная часть мозаики, которой мне не хватало».

– У вас есть поместья в Великобритании и Италии, апартаменты в Лондоне, Нью-Йорке, Малибу. А где Вам больше всего нравится? Где Ваше сердце?

– Это простой вопрос. Там, где моя жена, дети. Там и мой дом. У меня шестеро детей, все здоровые и счастливые. Остальное не важно.

– В эти дни Вам исполняется 66. Ощущаете ли вы этот возраст?

– Да, мне 66. И я нисколько этого не стесняюсь. Мне нравится быть отцом и дедушкой. Но при этом кажется, что мне 14. Во мне энергия очень молодого человека. Но я рад, что мне столько лет, сколько сейчас. Я мудрее, у меня больше опыта. Я не прикидываюсь, что я моложе. Наверное, поэтому и счастлив.

– Спасибо за беседу. С днем рождения Вас.

текст: Владимир Рутман, специально для журнала «В хорошем вкусе»

 

comments powered by HyperComments

Навигация

Следующая статья:

Поиск
Архив материалов

Посетите наши страницы в социальных сетях!

ВКонтакте.      Facebook.      Twitter.      YouTube.      Одноклассники.      RSS.
Вверх
© 2018    Первый светский журнал Иркутска «В хорошем вкусе». Все права защищены.
Любое копирование материалов сайта только с разрешения редакции журнала.   //    Войти